FAQFAQ   ПоискПоиск   РегистрацияРегистрация 
Карта сайтаКарта сайта   ВходВход  

Знакомимся с горами Аькха (Акка) в Галан-Чоже Чечни.

обсуждение материалов сайта

Модераторы: URAGAN, Zurab_A

СообщениеGroznyj sila Ср ноя 21, 2012 15:39

Орзми-кале (чеч. Оьрзмий-кхела, Оьрзумие-кхелла, Ирзит-кхале) — горный башенно-замковый аул в Аккинском обществе (Чеченская республика Нохчийчоь).


Орзми-кале (чеч. Оьрзмий-кхела, Оьрзумие-кхелла, Ирзит-кхале) — горный башенно-замковый аул в Аккинском обществе (Чеченская республика Нохчийчоь).

Согласно преданиям, легендам и устной истории народа основание аула Орзми-кале произошло более 3800 лет назад, об этом во всяком случае убежденно говорят чеченцы - выходцы из Галанчожского р. По свидетельствам многих людей в конце 70-х гг. некие люди на вертолете вывезли большой каменный столб, стоявший перед укреплениями Орзми-кале. По утверждениям представителей старшего поколения на этом столбе была выбита дата основания села, даже и сегодня можно встретить представителей старшего поколения, которые по их словам видели этот столб.
Многие представители Галанчожского р. и жители равнины называют этот аул - Когалигом (чеч. КхогⅠалиг, на русском: Три города). Аул был основан несколькими братьями, на его месте были лежащие впритык поселения трех братьев, которые представляли из себя единое селение. Кажое поселение носило название по имени основателя из родных братьев : Гилат (чеч. ГилатⅠ//ГелатⅠе), Горках и собственно Орзми. Из этих трех поселений (ныне все место носит название Орзми-кале) вышли и выселялись во все стороны множество семей, от которых произошло несколько крупных родовых обществ, приведем их здесь: гилатхой//гулетцы (гилатⅠхой), горкахой, орзмикалой (оьрзмикхалой), Мичигашвили и др. На территории Орзми-кале есть древнейшее и старейшее кладбище первых гилатхойцев, которые большей частью осели в Дариале и немного в современной Чечне.



Ирзит-Кале (чеч. Оьрзум-кхаьл "Крепость Орзума")
Население: безлюдно. Основано поселение тайпом Аьккхий.
География: расположен на левом берегу реки Аккинка, на западе граничит с Гозуни, на севере с Итир-кале, на юге с Чиконди-Паде, на востоке с Галанчежем.



Аьккха: Микротопонимиа Оьрзумие-кхелли:
Аьккха: Микротопонимиа Оьрзумие-кхелли:

Болб хьеха (Болб хеха) «Болб пещере к» - между Оьрзумие-кхелли и Иттар-кхелли. Кругом пастбище. Первая часть топонима «Болб» - не ясна.
Шолд-корта (Колд-корта) «Сыр-вершина» - между Оьрзумие-кхелли и Иттар-кхелли; название дано, вероятно, по внешнему виду, напоминающему головку сыра. Гора.
Кховс-хьех (Кховс-хех) «Кховс-пещера» - в районе Шолд-корта, между Оьрзумие-кхелли и Иттар-кхелли.
Кховс-а (Кховс-а) «Кховс поляна» - в районе вершины Шолд-корта, между Оьрзумие-кхелли и Иттар-кхелли. В данном топониме вторая часть «-а» употреблена в значении «поляна», // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: "Эль-Фа", 1997г. С. 49

«равнина». Урочище с таким же названием имеется и на зап. окр. Оьрзумие-кхелли.
Чупанан Параш ваьллаьча Ӏурга (Чупанан Гараш вяллача урга) «Чупана сын Гараш хоронился (где) дыре к» - пещера на большой высоте, где по преданию долгое время скрывался Параш, сын Чупана.
Эржингие алиечу (Эржингие алиечу). Речка и ущелье на ю. стороне Оьрзумие-кхелли. Первая часть топонима не выяснена, вторая - в значении речки, ущелья.
Чай-цона (Чай-цона) «Медвежье сено» - живописное место на ю. стороне Оьрзумие-кхелли; вероятно, название дано по имени человека - Ча (медведь); но могло быть дано и потому, что когда-то здесь был замечен медведь.
Дехача къуха (Дехач куха) «Длинной (л) поляне к» - на в. стороне Оьрзумие-кхелли.
Гильбиз т1и (Гильбиз ти) - склон на ю. стороне, общественные пастбища. «Гильбиз (?) на».
Хорсал босса (Хорсал босса) - на в. стороне; Хоре - др.-слав. божество солнца. Культ, м.
Ердие-чу (Ердие-чу) - лощина на ю. стороне Оьрзумие-кхелли; название напоминает о том, что здесь некогда проводили христианок, обряд крещения; ерда, жоърда - крест, крещение.
Хорсал тӀехьашка (Хорсал техашка) - там же, где и Хорсал босса, на в. стороне Оьрзумие-кхелли.
СиелиетӀа (Сиелита) - вершина 2112,8 м над ур. м., на в. стороне Оьрзумие-кхелли, на которой проводились праздники и обряды, посвященные богу Сиела.
Хорсал т1и (Хорсал ти) - там же, где и Хорсал босса.
ЧӀайн хъастие (Чайн хьастие) - источник на ю. стороне Оьрзумие-кхелли: первая часть топонима не выяснена до конца, вторая - «источнику к».
Муьжие 1ин (Мужие ин) «Минерального (источника) ущелье» -на з. стороне; два хребта, тянувшиеся параллельно с ю. на с, образуя лощину и минеральный источник между ними.
Маршалгиечу (Маршалгиечу) - на з. стороне Оьрзумие-кхелли. Пастбище, лес, покосы.
Кхийриечу (Кхийриечу) - на з. стороне Оьрзумие-кхелли. Топоним говорит о том, что данное место каменистое.
Жиерие-а (Жиерие-а) - на з. стороне Оьрзумие-кхелли. «Жи-ерие (?) поляна». Но «жиера» - свободный, ранний, оголенный, пустой, могло обозначать и крест.
Кхочар-хьалха (Кхачар-халха) - на з. стороне Оьрзумие-кхелли. Значение первой части топонима остается невыясненным.
Хьайхьа (Хайха) - обычно северный склон, на западной стороне Оьрзумие-кхелли.
Дашдахарие (Дашдахарие) - здесь горцы добывали свинец. «Свинцодобывающее (место)», «свинцовый рудник», на з. Оьрзумие-кхелли. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: "Эль-Фа", 1997г. С. 50



Внизу фотографии руин и остатков башенного поселения Орзми-кале (Чеченская республика Нохчийчоь, общество Аьккха):

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:20

О некоторых ранних вайнахских этнонимах
Виноградов В. Б., Умаров С. Ц.

О некоторых ранних вайнахских этнонимах

Ранняя этнонимика вайнахов (чеченцы и ингуши) находится на первоначальной стадии изучения. Однако предпринятые в ряде исследований попытки анализа этнонимов и племенных названий Северного Кавказа выявили в их числе и такие, которые непосредственно связываются с конкретными группами предков вайнахских народов на протяжении более 2 тыс. лет1. Предлагаемые этимологические заметки посвящены как вновь выявленным этнонимам, для которых обосновывается вайнахская принадлежность, так и постановке вопроса о возможном взаимоотношении носителей давно известных этнических имен «аккинцы» и «окуки», «осоки» и «кугены*.
1. Аккисы и кантики. В труде «Естественная история», написанном в 77 г. н. э. римским автором Гаем Плиним Секундом, уже выявлено одно племенное название — «гегары», которое сопоставляется, в частности, со страбоновым термином «гаргареи» и вместе с ним счи- // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 56





тается собирательным именем, обозначающим некую общность древних вайнахских (или вайнахо-дагестанских) обитателей Северо-Восточного Кавказа. Внимательное прочтение соответствующего отрывка этого сочинения позволяет выступить с новыми фактами, подтверждающими вывод о том, что античные авторы были знакомы с дальними предками нынешних чеченцев и ингушей.
Описывая какую-то часть северных склонов Кавказского хребта (какую именно сказать по контексту трудно, хотя и бесспорно, что это районы, лежащие восточнее Прикубанья) и черпая сведения из различных источников, Плиний сообщает: «... реки Менотар и Имитий текут с Киссийских гор по землям агдеев, карнов, оскардеев, аккисов, габров, гегаров, а у истоков Имития живут имитии и апартеи». Комментаторы этого свидетельства (В. Томашек, Л. А. Ельницкий) обычно ограничивались констатацией того, что «названные северокавказские реки ближайшему отождествлению не поддаются», а племена, населявшие их берега, «локализуются предположительно на северо-востоке Кавказе» и также «не поддаются ближайшему отождествлению». Единственным исключением было имя «гергары», сопоставляемое с «гаргареями» Страбона.
Однако осетиновед Ю. С. Гаглойти высказал догадку, что часть племен в приведенном перечне Плиния «по всей вероятности, принадлежала вайнахам». Основанием для этого послужили, во-первых, признание вайнахской принадлежности гегаров-гаргареев и, во-вторых, правдоподобная мысль о возможности «сопоставления Киссийских гор с именем „кистов" — грузинским названием чеченцев и ингушей». Принимая суть последнего отождествления, уточним, что действительно в закавказских источниках (грузинских и армянских), начиная с XII в. н. э., присутствует имя «кисты» («кишты»), обозначающее горных вайнахов, соседящих с Грузией. Как установлено, наименование это представляет собой производное от названия местности («Кий» — «Кей») и обозначает буквально «на земле Кий». В этом районе лежащем в верховьях р. Чанты-Аргуна, есть два аула Кий, речки Кий-чу и Кей-хи, обширное ущелье Кий. Так что наименование в начале новой эры этой части Кавказского хребта «Ки(й)ссийскими горами» столь же правомерно, как и в более позднее время, — «Кийста».
Проведенное сопоставление позволяет предполагать, что неизвестные реки Менотар и Имитий, текущие с Киссийских гор и протекающие «по землям... гегаров», — это реки Чечено-Ингушетии (возможно, Чанты-Аргун или другие из многочисленных правых притоков Сунжи).
Знаменательно, что среди племен, в землях которых находятся упомянутые реки, есть и аккисы, названные в близком соседстве с гегарами. Никто прежде не обращал внимания на этот термин. Между тем локализация его носителей вблизи гегаров и Киссийских гор, т.е., как полагаем, в горной зоне Чечено-Ингушетии, заставляет вспомнить о существовании одного из крупнейших и древних горных вайнахских обществ — Акко (Аьккхи). Оно занимало горные ущелья верховьев р. Гехи и ее притоков, непосредственно гранича с областью Кийста и // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 57


располагаясь в сердце вайнахских земель, в районе Нашхи — легендарной прародины чеченцев. Огромное количество разнообразных памятников археологии и архитектуры, известных вблизи каждого аула аккинцев, неоспоримо свидетельствует о большом значении территории этого общества в истории вайнахов.
Фонетическая близость плиниевского термина «аккисы» к племенному названию «аьккхи» («акки») неоспорима. Окончание «-сы», имеющееся в варианте Плиния, может означать либо «са» — земля, локальная общность, либо «-с» (ш) формант множественности.
В любом из названных случаев аккисы — это те, кто обитает в местности Акко (Аьккхи). Едва ли не полную параллель термину «аккисы» представляет наименование «акозы», встречающееся в русских источниках XVI — XVII вв. и представляет наименование «акозы», встречающееся в русских источниках XVI—XVII вв. и обозначающее потомков выходцев из вайнахского общества Акко.
В перечне Плиния остается без объяснения еще несколько этнических названий (агдеи, карны, оскарден, габры и др.). Это следствие очевидной слабости наших знаний топо- и этнономенклатуры древнего Кавказа, в том числе и его «вайнахской части».
Обратимся к еще одному этнониму в сочинении Плиния: «По некоторым известиям, река Охарий течет через земли каитиков и сапеев». Выше в перечне сарматских племен Предкавказья Плиний упоминает неких «кантиокаптов» (можно предположить, что в этом термине мы сталкиваемся с содинением двух отмеченных нами этнонимов). В обоих случаях речь идет о степях Северного Кавказа, населенных ираноязычными кочевниками. В частности, «река Охарий» — это Ахардей ( по Страбону), отождествляемый, по нашему мнению, с р. Егорлык- Манычем. На берегах Ахардея в последних веках до н. э. обитали племена обширного объединения (союза) во главе с сираками. Этот союз племен контролировал равнины от Прикубанья до Терско-Сунженского междуречья.
Этнический состав сиракского союза еще далеко не ясен, однако считается, что он включал как сарматские, так и аборигенные так и аборигенные кавказские племена. Тем интереснее, что где-то в среде ираноязычных кочевников Плиний дважды упоминает неких «кантиков», имя которых не находит объяснения на базе иранских языков. Признав этот факт, В. Томашек в конце прошлого века вскольз отметил возможную вайнахскую этимологию этнонима. Мысль представляется основательной.
«КIант» («кант») на языке чеченцев и ингушей — «сын, юноша, парень, молодец». Древнее слово выходит за рамки бытового употребления, став в некотором роде этническим символом. Сказания вайнахского нарт-эрстхойского эпоса, начало формирования которого происходило как раз во времена античных писателей, буквально заполнены «кантами» — местными богатырями, выразителями положительного идеала горцев (Калой-кант, Охари-Кант, Ахтар-кант и др.). В своем фольклоре вайнахи нередко называют себя «кантами» — потомками одного предка, храбрыми молодцами. Обращение к группе вайнахской молодежи «эй, канты!» едва ли не самое излюбленное. Особенно важно, что употребление слова «кант» засвидетельствовано в чечено-ин- // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 58





гушской ономастике (имя мужчины «КIант») и топонимии (селение Кантышево в плоскостной Ингушетии). Так, что вайнахское происхождение племенного названия «кантики» («кант-гIой»—те, которые «канты»), представляется вполне вероятным.
Требует объяснения вайнахоязычного этнонима в среде сарматских ираноязычных племен на территории, как будто бы довольно удаленной от места обитания предков чеченцев и ингушей на рубеже н. э. Исторически подобный казус довольно реален.
Среди различных сторон тесных и добрососедских контактов между степняками и горцами немало места занимали семейные, брачные связи. Античные писатели (в первую очередь Страбон) оставили упоминание об этих связях, причем некоторые свидетельства прямо относятся к предкам вайнахов (рассказ Страбона о гаргареях и амазонках). В итоге горцы Кавказского хребта, по словам Страбона, «находились в соседстве и родстве» с сарматами. «Родство» разноязычных соседей, как и во все времена, базировалось на смешанных браках и крепло из поколения в поколение не только за счет новых случаев установления семейных уз, но и сознания кровной близости к потомству смешанных семейств. Нередко брачные связи между соседними этническими группами становились традиционными, а родство — вполне сознаваемым. При таком положении дел в составе одного из сарматских племен могло с каждм годом становиться все больше и больше родичей — потомков некого вайнахского племени, а отсюда в устах горцев, а затем и самих метисов все прочнее закреплялось родственно-определительное название «канты» («кантики»), которое в определенных условиях стало племенным именем, подчеркнувшим особенность этногенеза этой части сиракского союза племен.
Понятно, что условия, необходимые для возникновения группы «кантиков», были наилучшими в районе плоскостной Чечено-Ингушетии. Появление же ее во времена Плиния на берегах Ахардея (Манычско-Кубанские степи) нужно отнести на счет бурных событий середины I в. н. э., перекроивших сиракский племенной союз и вовлекших за собой перемещения племен предкавказских равнин.
2. Возможная взаимосвязь этнонимов «аккинцы» («аьккхи») и «окуки» («оки»). Русские документы XVI — XVII вв., относящиеся к Предкавказью, пестрят сведения об «окуках», «окучанах», «акозах», которые большинством исследователей сопостовляют с одной из крупных этнических групп вайнахов — аккинцами, ныне обитающими в Северном Дагестане, у восточных границ плоскостной зоны Чечено-Ингушской АССР. Источники достаточно четко фиксируют область расселения аккинцев и окуков. У истоков р. Гехи, в высокогорном Галанчожском районе распологалось крупное общество Лам-Акки (горные аккинцы). В восточной оконечности Чечни, в долинах рек Яман-Су, Ярык-Су, Акташа и на части Кумыкской равнины обитали арара-акки (равнинные акки). В Оки-Юрте (Аку-Юрте) — селения вблизи южного склона Качкалыковского хребта, а также во всем Мичиковском обществе и в первом русском городе на Кавказе — в Терках — жили оки («окуки»), выселившиеся, как нам представляется, к середи- // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 59




не XVI в. из горного Центороя (юго-восточная Чечня, Ичкерия). Оставшаяся часть в горном Центорое часть окуков не теряла связей с качкалыковско-мичиковскими сородичами.
Как же могла сложиться такая картина широкого и разбросанного расселения отдельных ответвлений одной вайнахской этнической группы?
Еще в домонгольский период часть аккинцев, вероятно, обитала в плоскостной зоне, составляя, видимо, какую-то часть населения исторической Алании. На такую возможность указывают не только данные вайнахского фольклора, но и некоторые археологические материалы и общеисторический контекст событий. Равнинных аккинцев как и близкородственных им соседей (получивших впоследствии у кумыков и русских имя «карабулаков»), горцы-вайнахи называли «эрштхой», что значит степняки, или живущие на равнине. Аккинцы-эрштхой не порывали связей с лам-аккинцами, осознавая свое племенное единство с ними. Связи между горными и плоскостными группами вайнахов были необходимы как для хозяйственных, так и для военно-политических нужд.
Плоскостные аккинцы, выступая на арене истории как часть Аланского раннегосударственного образования, были довольно могущественны. Они, по-видимому, контролировали не только часть предгорных равнин, но и зону Черных гор с их лесами и выходами на плоскость.
Представляет большой интерес фольклорная информация, записанная С. Броневским в самом начале XIX в.: «По преданиям, существующим между горскими народами, карабулаки (а исторически эта эквивалент эрштхойцев.— В. В., С. У.) в древние времена составляли сильное воинское колено, которое было уважаемо от соседей как за храбрые дела, так и за соблюдаемую в общежитии справедливость. Они были богаты скотом и от произведений земли достаточное получали пропитание ... Но возгордясь сими преимуществами, карабулаки попустились на обиды и насильства, возжигали повсюду вражду и, наконец, обратили против себя всех соседей ...». В этом предании могли отразиться черты реально возникшей ситуации. Но военно-политическая мощь эрштхойцев и их исторических партнеров — алан была сокрушена не натиском соседей, а полчищами монголо-татар, обрушившимися на Предкавказье в середине XIII в. После этого разгрома.
После этого разгрома оставшиеся аккинцы-эрштхой должны были искать спасения в горах: большая часть вернулась в горное общество Акки, а другая значительная группа проникла в глубь ичкеринских гор и осела в одном из ведущих обществ Ичкерии — Центороевском. Третья часть осталась в лесах предгорий.
За триста лет проживания вне плоскостной зоны все три группы аккинцев- эрштхой приобрели значительные различия.
Оставшиеся в предгорных лесах эрштхойцы сохранили само название и, окончательно смешавшись с родственными соседями, получили наименование «карабулаков». Ушедшие в горы слились с лам-аккинцами, а осевшие в Центорое образовали большую родственную группу центороевцев и в несколько измененном виде сохранили свое родовое имя («оки»). // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 60



У окуков-центороевцев есть свое писанное родословие, насчитывающее 25 поколений. Если на каждое поколение брать по 30 лет, то начало центороевских окуков совпадает с XIII в. н. э., т. е. данные этого источника не противоречат хронологии приведенных выше событий, связанных с нашествием монголо-татар. Видимо, не случайно первые выселенцы из Центороя на равнину (уже после падения Золотой Орды) — это оки, которые основали на р. Мичике, близ Качкалыковского хребта, родовое селение Оки-Юрт (Аку-Юрт). Вполне вероятно, что оки, выселившись в XVI в. на равнину, сохраняли воспоминания о предках, оставивших в XIII в. свои земли в низовьях Мичика.
В 1567 г. Московское государство основывает первую на Кавказе крепость примерно 20 км от Оки-Юрта у места слияния Сунжи и Терека. Естественно, между жителями Оки-Юрта и русскими из крепости устанавливаются самые тесные контакты. Очень важно, что разносторонние и прочные русско-вайнахские отношения XVI—XVII вв. в основном связаны с окуками.
Интересно и то, что и часть горных аккинцев при выселении на плоскость, минуя всю Сунженскую долину с запада на восток, устремилась к Качкалыковскому хребту. В XVI в. мы не застаем аккинцев этих аккинцев на Качкалыке и Мичике, но тот факт, что большой аккинский аул Ярыксу-аул (в долине р. Ярык-Су) называется у старожилов «Гачал-кха» («Качкалык»), дает основание считать, что предки равнинных аккинцев, основавшие этот аул, пришли сюда не прямо с Горного Акки, а уже с Качкалыковского хребта. Вероятно, что окуки и вообще ичкеринцы, выселявшиеся на Мичик, оттеснили отсюда аккинцев дальше к Востоку, в долины Яман-Су, Ярык-Су и Акташа, где они обитают и сейчас.
3. Осоки и кугены. В русском географическом труде XVI в. («Книга Большому чертежу») в южной части бассейна Терека, в предгорьях, названы племена: «осоки, кугены, окохи, мичкизы». Во всех известных списках этого труда они названы вместе, хотя и в различной последовательности.
Исходя из контекста, эти племена должны быть локализованы в зоне прегорной-плоскостной Чечени-Ингушетии. «Окохи» и «мичкизы» — это названия вайнахских обществ Ичкерии, о которых речь шла выше. Но два других названия не стали до сих пор предметом изучения. Они в лучшем случае упоминаются с указанием, что не поддаются отождествлению и расшифровке. Едва ли это верно.
Большая часть этнических названий в («Книге Большому чертежу») происходит от географических терминов (топо- и гидронимов).
Подобная закономерность характерна для Кавказа. Она и позволяет трактовать наименование «осоки» на базе вайнахского «осогIой», где «тгIой » — суффикс множественного числа, а «осо-» — переданное в русской транскрипции название р. Ассы.
Дело в том, что на ингушском языке река именуется Iеса (Эса). Воспринятое русскими на слух, это названое превратилось в «Оса». В сочинениях кавказоведов XVIII — начала XIX вв. (С. Броневский, // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 61



П. Г. Бутков и др.), в произведениях А. Грибоедова, М. Лермонтова река выступает именно в такой огласовке. Если учесть историческую обстановку XVI в., то можно с известной долей уверенности утверждать, что под именем « осоки» скрывалась некая часть вайнахов, живших при выходе Ассы на плоскость.
Более сложно объяснить «кугены». Отправным моментом для нашей расшифровки послужил тот факт, что в равнинной Чечне, близ так называемых Ханкальских ворот известен, начиная с XVII в., аул Чечен, давший в XVIII в. собирательное название «чеченцы». Этимология названия «Чечен» вызывает споры. Но одна из точек зрения на этот счет (X. Д. Ошаев, А. И. Шавхелишвили) предполагает, что название «Чечен-Аул» (Чач-оьвла») связано происхождением с наименованием местности от тюркского слова «шач» — вид тростника, осока. Гипотеза подтверждается природными условиями местности: здесь были озерца и речка, берега которых покрывали густые заросли осоки, использовавшейся для покрытия домов и плетения всевозможных домашних предметов быта (корзины, циновки и пр. ).
Сейчас невозможно точно решить является ли топоним «Чечен» производным от тюркского «шач» или от какого-то другого термина, лишь случайно в одном из своих вариантов оказавшегося созвучным тюркскому слову. Важно другое: для части людей, владевших тюркским языком, он представляется связанным со словом «шач», тем более, что характер местности вокруг Чечен-Аула вполне соответствовал определению «тростниковое, осочное».
Исходя из этих посылок, можно попытаться объяснить термин «кугены». Проводниками и переводчиками русских посольств на Кавказе часто становились вайнахи, владевшие тюркской речью, или гребенские казаки, бывшие, как правило, своего рода полиглотами. Вполне вероятно, что название «кугены» и родилось в устах одного из таких толмачей. Озабоченный добросовестным исполнением службы, он перевел известное ему название, обозначив обитателей местности «кугенами». Ведь «куга» в южнорусских диалектах — это тот же тростник, осока. Подчеркнем, что наименование осоки «кугой» известно в Рязанской области, на Дону и в южнорусских землях, т.е. именно в тех областях, выходцы из которых составляли существенную часть гребенского, а затем и терского казачества.
Если сказанное не лишено оснований, то следует признать, что только излишнее усердие переводчика помешало фиксации названия «Чечен» (а следовательно «чечены») в обобщающем русском географическом своде XVI в., где вместо этого (впоследствии ставшего общеупотребительным) термина упомянут некий, вызывавший до сих пор недоумение, этноним «кугены». // К. В. Чистов, Р. Ф. Итс «Историческая этнография. Межвузовский сборник». Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 3. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 62
Последний раз редактировалось Groznyj sila Чт май 23, 2013 17:40, всего редактировалось 1 раз.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:24

«Где-то в стороне Баш-лам (Казбека) есть горы, из которых вытекают реки Асса, Фортанга и Гехи. Эти горы называются Аки-лам, там некогда жили предки чеченцев — лам-кристи (т. е. христиане). Эта местность — колыбель чеченцев. Четырнадцать поколений назад часть лам-кристов вышла оттуда и двинулась на восток по причине того, что на их роди­не от многолюдства им жить стало тесно. Они прошли мимо рек Аргуна и Аксая, но эти реки им не понравились, наконец, они пришли в место, где ныне стоит аул Юрт-аух. Первыми поселенцами здесь были фамилии Парчхой (Пешхой) и Цечёй (Цецёй). Когда они прибыли сюда, в этих местах стоял только один хутор Анди. Других поселений не было». // Максимов Е. "Чеченцы / Терский сборник". Вып. 3., кн. 2. 1893, с.39

Примечательно , что русско-вайнахские контакты стали известны к концу XVI века даже в Англии . В 1600 г. русские послы Микулин и Зиновьев, посетившие королеву Елизавету, в числе земель, бывших в сфере русского влияния, назвали и крупные вайнахские общества ококов, брагунов и мичкизов. Это было зафиксировано в правительственных делах 1589 и 1594 гг.» // История СССР. 1982, № 3. С. 198.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:25

ялхарой (жители с. Ялхарой, относящиеся по тайпам к горным аккинцам и орстхойцам-цечоевым). // А. А. Головлeв "Очерки о Чечне: природа, население, новейшая история". Ульяновск: Вектор-С, 2007. С. 269-270

Гуьржийн кисти вайн ламчуьрчу кей аьлла йолчу шина юьртан цIарах ду (иза Кей-са-тIе «Кей лаьтта тIе» бохург ду), // К. З. Чокаев "Наш язык — наша история / Вайн мотт —вайн истори ". Грозный: "Книга", 1997. С. 118

Аьккхий. Аьккха олуш меттиг хилла Шуьйтан районехь. Цигара схьаялла и тайпанан цIе. Этимологи хууш яц. Амма, схьахетарехь, Аккха бохучу кхузарчу хин цIарах дуй-те, аьлла, хета. Иза ахк бохучара хилла хила мега. Ткъа хууш ду тайпанин цIераш хийн цIарех хилар. // К. З. Чокаев "Наш язык — наша история / Вайн мотт —вайн истори ". Грозный: "Книга", 1997. С. 77

Иштта кхолладеллачу тайпанин массалаш тайпанин масалш долуш ду. Массала: иштта аьккхийн цхьадакъа мозгIаруой (дуста: гуьрж. мзгIвари — керстан молла, дуста: нохчийн «моIзар а, молла а воцуш ...» алар). // К. З. Чокаев "Наш язык — наша история / Вайн мотт —вайн истори ". Грозный: "Книга", 1997. С. 129

Аьккхи-ГIиелиечу (Iамгахь), // К. З. Чокаев "Наш язык — наша история / Вайн мотт —вайн истори ". Грозный: "Книга", 1997. С. 125
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:27

Аккинцы исстари жили в нагорном Лам-Акки, у истока реки Гехи (Галанчожский район), где находится урочище Нашах. Аккинцам, как и всем вайнахским племенам, жилось здесь исключительно тяжело вследствие недостатка земли. // И. А. Арсаханов "Чеченская диалектология". Грозный, 1969. С. 16



С. Ц. Ума ров, ссылаясь на слова а своего информатора Саламбека Батукоева, утверждает, что в самом Нашаха существовало в прошло сел. Пхероте (Пхьероте), этимологизируемое Ума ровым как «поселение кузнецов», которое и является по существу подлинной «прародиной всех чеченцев». Предания о « выходе из района, смежного с Нашаха, распространены и среди ауховцев — жителей самой восточной части Чечни. В 70-х годах XIX в. была опубликована об этом весьма любопытная легенда: «Где-то в стороне Баш-лам (Казбека) есть горы, из которых вытекают реки Асса, Фортанга и Гехи. Эти горы называются Аки-лам, там некогда жили предки чеченцев — лам-кристи (т. е. христиане). Эта местность — колыбель чеченцев. Четырнадцать поколений назад часть лам-кристов вышла оттуда и двинулась на восток, по причине того, что на их родине от многолюдства им жить стало тесно. Они прошли мимо рек Аргуна и Аксая, но эти реки им не понравились, наконец они пришли в место, где ныне стоит аул Юрт-аух (в прошлом Ширши). Первыми поселенцами здесь были фамилии Парчхой (Пешхой) и Цечёй (Цецёй). // Р. С Липец Этническая история и фольклор. Наука, 1977. С. 166-167



карабулаки и аккинцы, по мнению другого ученого, упоминаются уже в XII—XIV веках, // И. Ю Алироев "Вопросы отраслевой лексики". Грозный, Чечено-Ингушский гос. университет, 1978. С. 58


Въ горной Чечн у селенія Галанчоджъ въ аккинскомъ обществ имется озеро, которому народная легенда приписываетъ способность переходить съ мста на мсто. // Г. Ф. Чурсин "Очерки по этнологіи Кавказа". Тифлисъ: Тип. К. П. Козловскаго, 1913. С. 89



Представляется крайне необходимым дальнейшее углубленное изучение этого очень интересного языка в связи с обследованием района Лам-Акки (Галанчожский район Чеч. -Инг. Авт. Обл.), древней родины аккинцев. // З. К. Мальсагов "Избранное основоположника ингушской грамматики, классика ингушской литературы". Нальчик: "Эль-Фа", 1998. С. 56
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:29

звестный древнеримский историк Плиний Старший (I в. н. э.) «Естественной истории» называет среди северокавказских обитателей
и племя «аккисы», которых современные исследователи сопоставляют с аккинцами. Рядом исследователей также высказывается предположение, что под «авхатами» Геродота (V д. н. э.) и «акибами» Клавдия Птоломея (II в. н. э.) тоже могут подразумеваться аккинцы. В последних века до нашей эры и в первые века нашей эры многочисленные племена гаргареев, исадиков, хамекитов и аккисов, т.е. предки вайнахов, населяли как горные, так и предгорно-плоскостные земли Центрального и Северно-Восточного Кавказа, в частности Терско-Сулакское междуречье. Подтверждением письменных свидетельств служат данные археологических исследований поселений и мо- // Ю. А Айдаев "Чеченцы: история и современность". Москва: "Мир дому твоему", 1996. С. 192



Возможно сопоставление с «аккисы» Плиния Старшего (I в.) и «акиты» Клавдия Птоломея (II в.). Т. н. «аккинский диалект» произведен от галанчожского диалекта чеченского языка. // Ю. А. Жданов "Энциклопедия культур народов Юга России: Народы Юга России". Ростов-на-Дону: "Северо-Кавказский науч. центр высшей школы", 2005. С. 48




М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012


23. ФЕППИ. ФЕ (характерные восклиц. тукхума орстхой и ингушей) – ПАЙ (буки)- ПАЙ (опять буки) – И (он, они). ФЕПАЙ-ПАЙ-И, буквально: крепкие, стройные, твердые, как буки, древние нахи. Чеч. им. ПIапа, Папа. Этн и топ. гос-ва Япония. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 21


и) Окхий. О (восклицание) - кхай (пашни, земледельцы)- ий (он, они). О-кхай-ий. Буквально: они - древние чеченцы, землепашцы, земледельцы. Этн. и топон. – одно из племен Чечни Аьккхи, - с тем же смыслом. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 29-30

а) Акхмир. А (он, они)- кхай (земледельцы)- ими (благочестивые, благонравные)- эри (Арии).А-кхай-ими-эри, буквально: они - благонравные, благочестивые арии, земледельцы древней Чечни. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 30

Барчахой. Ба (есть Абии) – эри (Арии) - чай (медведи) – хой (стражи Родины). Ба - эри – чай- хой, буквально это означает: есть арии, абии – сильные и свирепые, как медведи, стражи Родины. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 35

Ваьппий. Ва (есть) – пай (буки) - пай (буки) - ий (он, они). Ва-пай-пай-ий, буквально: они есть очень колоритные и стройные, твердые, как буки, древние чеченцы. В первой части – чеченские имена Вапа, Вопа, Вепа и т. д. Во второй части – чеченские имена Пия, Паа, Пиян, Пена и т.д. Необходимо учесть, что феппи и ваьппи имеют одну и ту же смысловую нагрузку. Сопоставим для наглядности: а/ Ваьппий (чеченское) Ва- пай- пай - ий б/ Феппи (орстхо - ингушское) Фе- пай- пай - и А по смыслу это одно и то же. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 37


Кей. Племя, выведшее, одомашнившее сорт овцеводства – барана. Этим именем назван этноним Кавказа(Кавказ) и в том числе с племенем Кхаш-кой. Топоним Кень-Юрт. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта". Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир...". /Лингвистическое исследование. Третье издание. Грозный, 2012. С. 42

Ноккхой. Аной (близкое далеко, горизонт) - кхай (пашни, земледелие) – кхой (земледелие). Ано-кхай-кхой , буквально: близживущие, очень колоритные земледельцы. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 45

Пхьарчой. Пай (буки)- хьа (смотри) - эри - (Арии)-чой (медведи). Пай-хьа-эри-чой. Буквально: они есть стройные, крепкие и твердые, как буки, арии и свирепые, как медведи. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 46



Тулкхой. Ту (зубры, бизоны) - лой (аланы) – кхой (земледельцы). Туй-лой-кхой, буквально: сильные, как зубры и бизоны, земледельцы – Аланы. Первые два компонента Тулой, означает древнечеченские сарматские Талы. Югоосетинское Туалы, гор. Тула, апелятив Италия и т.д. – все с одного и того же смысла. Чеченские имена Тула, Тала, Тули. Во второй части – топоним и этноним чеченского племени(тайпа) Аьккхи т.д. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 47


Бацой. Ба (есть Абии)-ц1ой (огонь, очаг). Буквально: с первоочага абии. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта". Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование." Третье издание. Грозный, 2012. С. 51


Пхьарчахой. Пай (Буки)-хьа (смотри)-Арии (этн. Арии)- чай (медведи)-хой (чеченское племя со значением стражи Родины). Пай-хьа-эри-чай-хой, буквально: смотри, твердые и крепкие, как бук, сильные и свирепые, как медведи, стражи Родины – арии. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 52

Пхьарчахой. Пай (Буки)-хьа (смотри)-Арии (этн. Арии)- чай (медведи)-хой (чеченское племя со значением стражи Родины). Пай-хьа-эри-чай-хой, буквально: смотри, твердые и крепкие, как бук, сильные и свирепые, как медведи, стражи Родины – арии. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 52

Аьккхи. А (он, они) - кхай (земледельцы) - кхай (опять земледельцы) -и (он, они). Они очень колоритные, маститые земледельцы - древние чеченцы, нахи. В древности умение классно заниматься земледелием считалось очень большим делом. И такие люди были богаты. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 53



Балойн Лам (балой).
Балойн Лам. Ба (абии) - лойн (аланы) - Лам (гора) Ба –лойн // Лам, букв. этоместо обитания абиев, алан – горы. Балой. Ба (абии) -лой (аланы). Ба-лой, то же самое. Нужно пояснить, что Ба-лой - это есть место обитания абиев, алан. Лам (гора) сложилось отЛой (аланы) -им (благочестие, благонравие). Лой-им – место обитания благочестивых алан- Лам(гора), этот смысл вложен в чеч. нахский Лам (гора).
Чеченские имена Бола, Баил, Бойла, Бэла, Байола, Бала, Балала, Билала, Бали. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 63

Аккха. а) А (он, они, они получается с разных огласовок Чечни) - кхай (пашни - в значении земледельцев) - кхай (опять пашни). А -кхай-кхай, кор. осталось как Аккха. Букв. место обитания земледельцев, древних нахов.
Аккинцы. А (он, они) - кай (чеч. племя) - кай (чеч. племя)- и (он, они) - ана ( близкое, далекое, горизонт) -ц1и (единокровие или Ц1е -и, очаг, дом в значении аборигены). А-кай-кай-и-анац1и-, кор. Аккинцы, букв. это означаетместо обитания чеченцев, кавказцев с первого очага.
Аух. А (он, они) - у (восклиц) - хой (стражи Родины). А-ухой, кор. Аух. Букв. место обитания стражей Родины. То же самое, что Сарматская культура чеченцев – авхой.

Ткъуйистие. Тай (зубры, бизоны) - къуй (воры в значении обкрадывающих) - и (он, они) - стой (зубры, бизоны) - и (он, они) - е (есть). Тай -къуй- и- стой – и - е, кор. Ткъуйистие, место обитания обкрадывающих, сильных, как зубры и бизоны, чеченцев. У чеченцев есть обычай помечать характерными чертами того или иного и т.д. В истории Чечни известны случаи, когда в абреки уходили специально для мародерства. Так как сложение топонима, этнонима происходит в течение длительного времени, слова и словосочетания в основном нам достались от древности // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 63

и в зависимости от контекста применения в них вкладываются разные смысловые нагрузки, то здесь, я считаю, исследование провести следующим образом, а оценку правильности вариантов моего исследования возложить на науку Чечни и Ингушетии, Кавказа.

Хьагилгие. Хьа (смотри, в кор.нар.произ.) - гай ( ветки, леса) - и (он, они) - лой (Аланы) - гай (ветки, леса) - и (он, они) - е (есть). Хьа-гай-и-лой-гай-и-е, кор. Хьагалгие, букв. место обитание живущих в лесах Чечни, Кавказа алан.

Г1озана. Г1ой (листья,леса)-Азана (мат. Азия). Г1ой-Азана, кор. Г1озана, букв. место обитания чеченцев, нахов в лесах Азии, то есть на Кавказе. Соответственно чеч. им. Г1еза, Г1ази, Г1уяза, (Г1ай-у-я-Аза), Г1еза-Махьма, Г1еза-Хьаьжа и т.д.

Оьрзмие - Кхелли. О (восклиц.) - эри (арии) - Аза (материк Азия) - ими ( благочестие, благонравие) - е (есть) // Кхе (пашни) ~лой (Аланы)-лой (Аланы) - и (он, они). О-эрий-Аза-ими- е // Кхелой-лой-и, место обитания земледельцев, благородных азийских ариев, алан. В первой части – чеч. имена Орзами, Орзума и т.д. Из второй части - они колоритные аланы - землепашцы, земледельцы сложился апелятив ( назв. нас. пункта города)-Кхелли, Кхаьлла. Напр. Итум-кхяли , Айт-кхялла и т.д., разные огласовки Чечни, нахов.

Тишли. Туй (зубры, бизоны) - и (он, они) - шай (лед, ледник) - лой (аланы) - и (он, они). Туй-и-шай-лой-и, кор. Тишли, букв. место обитания белых алан, сильных, как зубры и бизоны. Это одно и то же, что и Тушоли, разные огласовки Чечни. Тишли осталось в укороченном, усеченном виде.

Иттар-Кхелли, Зингала.
Иттар-Кхелли. И (он, они) - тай (зубры, бизоны) - тай (зубры, бизоны) - эри (арии) // Кхелли. И-тай-тай-эрий- Кхелли. Букв. место обитания земледельцев, очень колоритных и сильных, как зубры и бизоны, ариев, алан. В первой части чеченское имя Татар, второй части – Кхелли, Кхаьлла (апелятив со значением город, населенный пункт). // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта". Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование. Третье издание. Грозный, 2012. С. 64


Зингала. Азин (мат. Азия) – гай (ветки, леса)- лой (Аланы) – (он,они). Букв. место проживания азийских алан.

Бийц1и. Бий-ц1и, букв. место обитания единокровных абиев, древних чеченцев, нахов. Чеченские имена Бици, Биц1и. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 65


Аккха, Аух, овхой
а) А (он, они) – кхай (земледельцы) – кхай (земледельцы). А-кхай-кхай, кор. Аккха. Букв. место обитания земледельцев - древних чеченцев, нахов.

б) Аух. А (он, они) – у (восклиц) – хой (чеч. племя). А-ухой, кор. Аух. Букв. место проживания древних чеченцев, нахов, стражей Родины.

в) Овхой. О (восклиц.) – ва (есть) – хой (чеч. племя). О-вахой, кор. Овхой. Букв. место проживания древн. чеченцев, нахов – стражей Родины. Аух, овхой – одно и то же по смыслу и этимологии.

Ширч-Юрт. Шай (лед, ледник) – и (он, они) - эри (арии) – чай (медведи) // юрт, апелятив смотр. ниже. Шай-и-эри-чай//юрт, кор. Ширч-Юрт. Букв. место проживания белых, сильных, как зубры и бизоны, свирепых, как медведи, очень колоритных ариев.

Акхташ. А (он, они) – кхай (земледельцы) – тай (зубры, бизоны) – шай (лед, ледники). А-кхай-тай-шай, кор. Акхташ. Букв. место проживания белых, сильных, как зубры и бизоны, земледельцев - древних чеченцев, нахов.

Г1ачалкъа. Г1ай (листья, леса) – чай (медведи) – лой (аланы) – къай (трудящиеся). Г1ай-чай-лой-къай, кор. Г1ачалкъа. Букв. живущих в лесах сильных и свирепых, как медведи, трудящихся алан.

Бона-Эвла. Бо (Абии) – ана (близкое далеко, горизонт) // эвла, апелятив смотрите ниже. Бо-ана//эвла, кор. Бона-эвла. Букв. место проживания абиев, алан. В первой части - чеч. имена Бана, Бану, Байа, Баба и т.д. Во второй части - апелятив эвла, со значением аланы.


Альтмирза-юрт. А (он, они) – лой (аланы) – тай (зубры, // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 87


бизоны) – ими (благочестие, благонравие) – эри (арии) – Аза (материк Азия)//юрт, апелятивюртсмотрите ниже. Букв. место проживания благочестивых, благонравных, сильных, как зубры, бизоны, Азийских алан, Ариев. В первой части чеченские имена Алмирза, Альтемирза, Альтимирза. Во второй части - апелятив юрт, смотрите ниже.

Мини-тог1е. Имини (благочестие, благонравие) // той (зубры, бизоны) – г1е (листья, леса). Имини//той-г1е. Коротко Мини-тог1е. Букв. место проживания благочестивых, сильных, как зубры и бизоны, нахов - леса Чечни. // М. М. Ибрагимов "Тайна тысячилетий раскрыта. Чечня... Ингушетия... Кавказ... Крым... и весь остальной мир... . /Лингвистическое исследование". Третье издание. Грозный, 2012. С. 88
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:31

С начала XVIII в. ингуши переместились в Тарскую долину, часть карабулаков (орстхойцы) — в район р. Назрань и к Ачкалукам, в среднее течение Ассы и Ачк-Мартана. Чеченские тайпы из Ичкерии и с р. Аргунь перешли в Надтеречье, карабулаки из Акки и чеченцы из Ичкерии заняли районы Мичика, Качкалыковского хребта, нижнего и среднего течения рек Аксай и Акташ, где возникли мичиковские и качкалыковские селения // Н. А. Сотавов "Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в.: От Константиноп. договора до Кючук-Кайнарджийс. мира, 1700-1774 гг. / Даг. гос. ун-т им. В. И. Ленина". М.: "Наука", 1991. С. 30


1) «Среди ученых до сих пор нет единого мнения в отношении этнической принадлежности карабулаков. Между тем, сами они, как и все чеченцы, связывают свое происхождение с местностью Нашха в Чечне и считают себя потомками этноарха чеченца Турпала Нохчуо. Более конкретно в своих преданиях карабулаки-орштхоевцы называют своей прародиной местность Аьккха (Галанчожский район) или Лам-Аьккха (обширный район, который еще до половины XVII века включал в себя часть Джейрахского и Дарьяльского ущелий и земли, влоть до горы Казбек. – Авт.). Карабулаки отсылают нас к аккинцам, как к своим славным предкам, а в некоторых преданиях – как и к родственному себе обществу» (221, с. 13). // Н. С. Нухажиев, Х. С. Умхаев «В поисках национальной идентичности». Грозный: ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2012. С. 133

2) Вот что сообщает Б. Далгат об образовании различных нахчийских обществ: «Ичкеринское общество основал выходец из Нашаха Молкх, из рода Нахчуо; он дал обществу свое имя – Нохчий-Молкх, устроил его, первым ввел меру локтем. Ауховское общество основали несколько фамилий из Аккинского общества у гор Салатавии на р. Акташ. Акинец Арштхо поселился на плоскости у реки, впадающей в р. Мартан (имеется в виду река Фортанга. – Авт.) – приток Сунжи, и дал свое имя обществу, как и основатели прочих обществ; кумыки назвали их карабулаками. // Н. С. Нухажиев, Х. С. Умхаев «В поисках национальной идентичности». Грозный: ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2012. С. 58
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Пн апр 15, 2013 14:33

С востока с ними соседствовали карабулаки и аккинцы, объединенные под общим наименованием "орстхой". В орстхоевскую группу кроме карабулаков (собственно орстхой) и аккинцев, входили также еще два племени (тейпа) — мерксой и цечой. // А. Авакян "Черкесский фактор в Османской империи и Турции: (вторая половина XIX — первая четверть XX вв.)". Ереван, 2001. С. 62


Село чеченцев в Ингушетии:

Акки-Юрт. —«Аккинцев поселение». Устаревшее название поселка имени Чкалова. Акки-Юрт основан выходцами из родового общества Аьккхи (родственное орстхойцам общество). // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Грозный, 1985. С. 11



Мюта-кхер в ауле Гозун в Аккинском обществе древней Чечни:

В Галанчожской котловине сохранилось много культовых мест, с которыми связаны различные легенды, например утес Мюйти. Согласно преданию, это был камень, на котором сидел старейшина Мюйта, председательствуя на собраниях чеченского Мехк кхела, Высшего Совета страны. // Л. Ильясов «Тени вечности. Чеченцы: архитектура, история, духов. традиции». М.: "Пантори", 2004. С. 273



Предание указывает на три главных рода этих аборигенов края — Галгай, Ахо или Ако и Шато, от которых уже произошли другие фамилии. Так от Галгая производят преимущественно ингушские фамилии, от Ахо — общества: ахой, пешхой, нашхой, цехой и др. // Терский сборник. Приложение к Терскому календарю на 1894 год. Выпуск третий. Издание Терского областного статистического комитета под редакцией секретаря комитета Г. А. Вертепова. Книга вторая Владикавказ. Типография Терского Областного Правления. 1893. С. 24




И здесь упоминается некий аккинец Арштхо, который патронирует как патроним арштхоев-карабулаков. В сказании «Об основании аула Оббоно», записанным Ч. Ахриевым, говорится, что «наши предки происходят от орхустойцев» и что они были славными героями и прославили себя между народами24. // У. Б. Далгат «Героический эпос чеченцев и ингушей. Исследование и тексты». М.: "Наука", 1972. С. 113
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Чт май 23, 2013 17:41

Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011.


Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011.

которого « аланы предстают перед нами как непосредственные участники крупномасштабного военного конфликта между Ираном и Византией, выступающие на стороне как тех, так и других. Одновременно с характеристикой военных действий, сведения Прокопия уточняют локализацию и дают характеристику племенам, проживавшим на Кавказе, что в определённой степени позволяет уточнить и места расселения алан». О происхождении орстхоевцев русский исследователь XIX века Иван Попов в 1878 году писал следующее: «Некий аккинец, по имени Арштхоо, выселившись из своего общества и спустясь со своим родом в Бумутское ущелье, основался у источников, называемых Чёрными ключами (по-кумыкски – карабулах) и образующих речку, впадающую в р. Мартангу и названную по имени Арштхоо Арштинской. От населения, основанного здесь Арштхоо, образовалось особое общество, называвшее себя и доселе – Арштхой. Кумыки же называли его, по источникам, у которых оно жило, Карабулах»105. У представителей тайпа Мержой, входящих в состав орстхоевцев, сохранилось предание о том, что их предки обитали на побережье Чёрного моря. Наиболее близкими себе по родственным узам они называют аккинский тайп. Проживающие в Галанчожском районе аккинцы подтверждают, что в обозримом прошлом их предки проживали на исконно чеченских землях Ауха (нескольких районах на территории нынешнего Дагестана). Однако в период, когда нахские пределы практически обезлюдели в результате нападения Хромого Тимура и эпидемий, с целью остановить экспансию со стороны инородцев, аккинцы расселились по всему периметру чеченской ойкумены, фактически став пограничным тайпом – как на востоке нахских земель, так и на их западных окраинах. Таким образом, осуществляя внутреннюю колонизацию, аккинцы заново расселились на довольно обширной территории, став // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 82



предками, в том числе, некоторых ингушских и осетинских фамилий. По всей видимости, как в прежние эпохи в составе нахоязычных алан, аккинцы продолжали устоявшиеся многовековые традиции, исполняя функции охраны внешних границ. А иначе нельзя объединить, с одной стороны, память о пребывании на черноморском побережье, расположенном в западной части региона, а с другой, локализацию аккинцев на востоке чеченской ойкумены, где их воинство дало сражение против Хромого Тимура (примерно в районе Аграханского залива). Учитывая по определению «приграничный статус» аккинцев, не удивительно, что термин Арстхо / Арштхо, в греческом толковании обозначающий « родовитость», «знатное происхождение», с точки зрения этимологии собственно чеченского языка раскладывается на словосочетание » (« внешние пределы», «пространство», «поле») + « йист» («край», «оконечность»). Итого, в результате сложения « ар+йист» («приграничное пространство») и профессионального суффикса « хо», получаем « страж внешних пределов», «пограничник». Такой перевод вполне соответствует воинской миссии аккинцеворстхоевцев. Так называемая «народная этимология» из-за созвучия « эрстхой» / «орстхой» c «орцхой», в целом интуитивно делая правильный вывод, ошибочно возвела это понятие к древнему нахскому слову « арц» / «орц» («лесистая гора»), обретшего в последующие эпохи дополнительное значение « тревога», «оказание помощи». Судя по приведённым данным, ареал расселения родственных этнических групп орстхоевцев и аккинцев тянулся от Чёрного моря к Каспийскому. // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 83


С определённых пор некоторые современные историки уделяют пристальное внимание аккинцам (Аьккхи), от которых, по преданию, отпочковались орстхоевцы и составляющие на сегодняшний день целый тукхум (союз родственных тайпов), разделённый между чеченцами и ингушами. Помимо этой параллели, десятки ингушских фамилий и чеченских тайпов также восходят истоками к аккинцам. Предание признаёт происходящим от Аьккхи тайп Кей. Исторически так сложилось, что помимо галанчожских аккинцев на самом западе Чечни, в диаметрально противоположной части нахской ойкумены – на восточной оконечности нынешнего чеченского ареала, – существует одноимённый тукхум Аьккхи, вобравший в себя практически все известные чечено-ингушские тайпы. Название « Аьккхи» пока что тяжело подвергнуть однозначной расшифровке, но оно созвучно чеч. «акха» (« дикий», // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 141


«необузданный») и глаголам « экха» (« сделать стремительный рывок») и « экхо» (« изгнать»), тогда как в устной народной традиции до сих пор нет устоявшегося толкования данного этнонима. Зато некоторые наблюдатели, анализируя нюансы этнопсихологии аккинцев, отмечают, что представители этого тайпа отличаются непростым характером: соревновательским духом, воинственностью, упрямством, упорством и стремлением достичь цели во что бы то ни было. Некоторые чеченские краеведы склонны идентифицировать аккинцев с племенем акациров («лесной народ»), которых источники локализуют на Северном Кавказе: «… Но часть готов отошла на Северный Кавказ, где стала известна под именем готов-акациров (позже ассимилированы сарматами). Ещё во времена константинопольских патриархов Фотия и Игнатия (858-867 гг.) Фуллы и Харасия («на Чёрной воде») известны как епископство «охоциров» Готской метрополии»183. Как известно, в составе гуннской военной армады были: сарматы, аланы, остроготы, скиры, гепиды, руги, свевы, герулы, кемандры, садагарии184, но только акациры, имевшие сармато-аланское происхождение и на каком-то этапе бывшие союзниками Атиллы в борьбе против Рима, рассматриваются в римских источниках как серьёзный противовес гуннам. // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 142


Горная местность Нашха относится к Галанчожскому району Чечни, и здесь традиционно проживают носители галанчожского диалекта, представители тукхумов или тайпов – Орстхой, Нашхой, Аьккхий, Кей, Галай, Ялхарой, Мелхий. По утверждению средневекового автора, наибольшую преданность христианству в XV столетии сохраняли священники из Нашхи и горной Акии. Делая экскурс в прошлое и дополняя имеющиеся у нас данные собственным полевым материалом, авторы также намерены акцентировать внимание на указанной географической точке. Забегая вперёд, стоит заметить, что не следует путать аккинцев Галанчожского района (так называемых «Лам Аьккхий») с аккинцами из Ауха, включающих в свой состав множество чеченских тайпов и представляющих собой отдель- // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 164


ный тукхум (т.н. «Арара-Аьккхий»), история, география и языковые особенности которого несколько отличаются от первых. По мнению авторов статьи, подтверждением верности тезиса Аздина Вазара о приверженности христианству современных ему горных аккинцев (равно как и некоторых других категорий нахов) является явно немусульманская традиция, до сих пор даже бытующая у некоторой части представителей родственных между собой обществ (тайпов) Галай, Аьккхий и Кей: в день православной Пасхи считалось обязательным выйти из дома и сделать вокруг него три круга. По-видимому, эта троичность означает Троицу. Скорей всего этот ритуал символизировал один из главных обрядов православия – Крестный ход в Пасхальную ночь. Подтверждением данного предположения можно считать старинное чеченское восклицание «Iаллейлайя» ( то же, что и библейское «аллилуйя»), а также поговорку галанчожских чеченцев, связанную, по-видимому, с доисламской эпохой: « Делин кхо цIе ю» («У Бога – три имени»). В Пасхальный день категорически воспрещалось быть голодными, и хозяину семейства надлежало ранним утром будить всех своих домочадцев и досыта накормить их «жирной» пищей («хьена кхача»). Кстати, память об этом ритуале сохранилась даже у тех представителей близкородственного горным аккинцам тайпа Кей, которые на протяжении столетий проживают в селе КеньЮрт (по-чеченски – Галане) Надтеречного района, и давно утратили связь с территорией и диалектом своих предков. // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 165

ареал распространения и расселения нахо-аланских племён и языка на Кавказе был значительно шире, чем в наши дни. К примеру, арабский летописец X века Ал-Масуди прямо указывает на общую границу между Аланией и Абхазией: «… Около страны аланов живёт народ абхазов, которые являются христианами и имеют своего царя; их территория простирается до самого Кавказа, но они не достаточно сильны, чтобы бороться с аланами». В пользу упомянутой выше географии обитания нахоязычных алан свидетельствуют легенды, сохранившиеся, между прочим, у носителей так называемого галанчожского диалекта. К примеру, предки орстхойцев из тайпа Мержой, судя по преданию, некогда обитали у Чёрного моря. Кстати, чеченцы сохранили предания о том, что ношение длинных волос до плеч у орстхойцев считалось особой привилегией. И если кто-нибудь из «чужаков» перенимал указанную моду, то уже всерьёз рисковал своей жизнью, так как орстхойцы (карабулаки) убивали любого, кто заимствовал у них атрибуты, подчёркивавшие, на их взгляд, лишь им присущие индивидуальные черты. // Зелимхан Мусаев «Фрагменты истории в фольклоре и лексике чеченцев». Издание второе. Грозный, 2011. С. 168
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Чт май 23, 2013 17:42

Эли, сын Умаров, из Акки

Эли, сын Умаров, из Акки

*** *** ***
Шкурой дикого зверя плечи свои обвив,
Мохнатую папаху надвинув до бровей,
Сын Умара — Эли на крыше стоял своей,
Стоял с трубой подзорной, на степь устремляя взор;
Весел он был душою, а степь дымилась вдали.
Тогда трава степная зашевелилась вдали:
Это дорогой длинной храбрый летел ездок,
Это — навстречу взору — храбрый летел ездок.
— Ассалам алейкум, Эли, славный Умаров сын.
— Въезжай во двор скорее, табунщик мой молодой.
По делу ли приехал, табунщик мой молодой?
— К тебе я приехал, Эли, поговорить с тобой.
Я три месяца летних водил твой табун в горах,
Он три месяца зимних был на лучших кормах.
Пыль с коней прекрасных я теплой водой смывал,
В студеных горных реках для резвости их купал.
Старые любовались — боялся: сглазят коня.
Глядели молодые — я зорче берег коня.
И твой жеребец любимый, что ходил в табуне.
Из-под моей охраны украден на горе мне;
Я вора я не знаю — и злость кипит во мне! —
Сказал и уехал обратно табунщик молодой.
Шкура дикого зверя сползает с могучих плеч,
Мохнатая папаха лоб начинает жечь.
Сдерживая потоки в груди закипевших слез,
Эли, сын Умаров, с крыши на землю слез.
И лошадь, что бродила по выгону до тех пор,
Эли поймал за гриву, поймал и загнал во двор.
Украсил, как невесту, и ценный надел убор.
И краше юной девицы принарядился он,
Вскочил на седло, тяжелой думой омрачен.
— Пока не увижу снова я своего коня, // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 50


_____________


*** ***
Дотоль меня не увидит родимая Чечня.—
И поклялся Аллахом коня своего вернуть
Сын Умара — Эли — и в дальний пустился путь.
Коня он искал повсюду — близко и далеко,
Ущелья и горные реки перелетал легко
И, наконец, приехал в черное Тарко.
Он в Тарковском ауле подъехал к толпе людей.
— Ассалам алейкум, тарковские молодцы!
Да будет ваш вечер долгим, да любит вас Аллах!
По делу ль ты приехал, да любит тебя Аллах,
Давно ли ты расстался с дальней Чечне своей?
— Кто здесь гостеприимен, тарковские молодцы,
Кто из вас не прогонит меня из своих дверей?
— Коль будешь нашим гостем — любой тебя приютит.
Но есть у нас хозяин — он знатен и именит, —
Тебя, чечен одинокий, к Шамхалу отведем. —
И, это сказав, указали на шамхалов дом.
Вышел во двор по их зову сам Тарковский Шамхал.
— Ассалам алейкум о Тарковский Шамхал! —
Шамхал ответил Эли:
— Алейкум ва салам
Ты, молодец чеченский, по делу ль приехал к нам? —
Эли ему ответил:
— Приехал я по по делам.
Больше души любимый был в моем табуне
Конь, прекрасный и резвый. Он у меня пропал.
Презренное имя вора неизвестно мне.
Тебя именуют всюду, — я слышал: Шамхал, Шамхал!..
Шамхал, прославленный в мире, слово промолви мне,
Утешь меня в печали. Что знаешь ты о коне? —
Так Эли, сын Умара, тогда Шамхалу сказал.
— Как сытый кобчик на ветке сидит, кланясь во сне,
Так чечен какой-то верхом приехал ко мне.
Мне сказал приезжий: "Купи у меня жеребца".
Спереди посмотрел я на этого жеребца —
Он был как ясное солнце на утренней заре.
Сзади посмотрел я на этого жеребца —
Он был как красное солнце на вечерней заре.
Не видел я красивей того коня ничего.
Не любил я, кроме того коня, ничего.
Отдал я полсостоянья и приобрел его.
О нем ты теперь скучаешь? В конюшню я ввел его!
— Есть у нас обычай: владелец находит коня,
И благородные люди всегда его отдают.
Уплаченное тобою сполна тебе возвращу;
Отдай мне коня гнедого, которого я ищу.
— Умри, чеченский ублюдок, хватит коня искать, // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 51


_____________


*** ***
Коня вернуть не надейся и возвращайся вспять,
Не то я заставлю силой тебя из Тарко бежать.
— Придется мне возвратиться, раз так Шамхал велит,
Я человек неизвестный, а ты, Шамхал, именит.
Слава твоя по свету Шамхал, разнеслась далеко,
Я думал, что ты и вправду князь большого Тарко,
А ты, как теперь посмотришь, бесчестный вор из Тарко. —
Отъехав на край аула Эли с коня сошел,
И себе в изголовье свое седло положил
И по зеленым травам коня бродить отпустил.
Черной буркой укрылся, оружье к груди прижал.
Так, разъяренней медведя, Эли в тот вечер лег.
Уже в ауле спали, был полночный час недалек.
И выехал из аула тарковский молодец,
Увидел лежащего Эли тарковский молодец
И сыну Умара — Эли — он в эту ночь сказал:
— Не будь никогда несчастен, лежащий молодец,
Зачем на траве зеленой ты, странник, лежишь без сил?
Иль нет гостеприимных в нашем большом Тарко? —
С такими словами рукою тронул и разбудил
Сына Умара — Эли — тарковский молодец. —
Много гостеприимных найдется в большом Тарко.
Только надежного друга мне найти нелегко.
И Эли тогда ответил тарковский молодец:
— Я отдам охотно все, что копил до сих пор.
Чем непроглядней полночь, тем лучше видит мой взор.
Любым оружьем сумею удар нанести в упор.
Поэтому мне поведай — зачем приехал в Тарко?
Ты рассказать мне должен — зачем приехал сюда?
Тому, кто помощи ищет, я помогу всегда.
— Тебе расскажу всю правду, тарковский молодец.
Больше души любимый, был в моем табуне
Конь, прекрасный и резвый. Он у меня пропал.
И долго имя вора неведомо было мне,
Долго по белу свету я жеребца искал.
Теперь я знаю: гнедого присвоил сам Шамхал.
Есть у нас обычай: владелец находит коня
И возвращает деньги, отданные за коня —
Всякий должен без спору ему возвратить коня.
"Так я сказал Шамхалу, он бранью обжег меня.
И вот я лежу пред тобою, тарковский молодец.
— Есть конь в конюшне Шамхала, клянусь, он краше, чем твой,
И, если коня Шамхала сведу ночною порой,
Ты будешь ли доволен, отважный молодец? —
Сказал — и пошел аульчанин, а Эли, Умаров сын,
За ним. И они проникли в неосвещенный двор,
У конюшни остановились, как нищие, они. // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 52


_____________


*** ***
И молодец тарковский рукой ощупал затвор
И двери, прибитые прочно к бронзовым столбам,
Ощупал засов железный и висячий замок.
Собрал он все свои силы — тарковский молодец.
Схватил руками пониже, и повыше плечами налег —
И пошатнул большие шамхаловы столбы.
И говорил, негодуя, тарковский молодец:
— Да умрет ваш отец проклятый, шамхаловы столбы,
Неужто вы корни пустили, шамхаловы столбы? —
Столбы шамхаловы проклял тарковский молодец.
И вот к нему обратился Эли, Умаров сын:
— Я сказать не посмею, что сильнее тебя,
Я сказать не посмею, что умнее тебя,
Дай-ка схвачу я покрепче проклятый шамхалов столб,
Тот, кто коня теряет, сердцем бывает зол. —
Схватил он руками пониже, повыше плечом налег
И дернул, что было мочи, Эли шамхалов столб.
Об угол дома Шамхала ударил он этим столбом,
Вошел в конюшню Шамхала и руки он протянул,
Под рукой незнакомой вздрогнул шамхалов жеребец.
Не поддается Эли шамхалов жеребец.
— Да погибнет отец твой, шамхалов жеребец!
Тебя никогда не стану вареным пшеном кормить,
Тебя никогда не стану теплой водой поить! —
И вздрогнул под тонкой плетью шамхалов жеребец.
У Эли в руках натянулась кожанная узда,
И жеребца из конюшни Эли вывел тогда.
Снял он седло с кобылы, на жеребца надел
И свою кобылу поставил в стойло жеребца.
Оставив за собою окраину Тарко,
Прилегли на траве зеленой два удалых молодца,
И так тогда промолвил тарковский молодец:
— Тебя, сын сын Умара, Эли, да сохранит Аллах, —
Так тогда промолвил тарковский молодец, —
Я говорить не стану о свершонных мною делах.
Бери жеребца Шамхала и поезжай домой.
Буду тебе я нужен — ты приезжай за мной,
А я гостей отправлю — и пред твоим лицом
Не позже полдня предстану с гнедым твоим жеребцом. —
Этого не говори мне, тарковский молодец,
Я крепкую клятву нарушу, тарковский молодец,
Если в чужой конюшне останется мой жеребец
И без него поеду в родимую Чечню.
Как я тогда возвратиться смогу в аул родной?
Будут тогда смеяться и дети надо мной.
Где, молодец тарковский, пасется шамхалов табун?
В том табуне, я знаю, и мой жеребец гнедой. —
Так тогда промолвил Эли, Умаров сын. // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 53


_____________


*** ***
— Понапрасну об этом просишь, Эли, Умаров сын,
Вы ничем не довольны, так повелось в Чечне.
Я поклялся Аллахом, клятва моя велика.
Если домой уедешь ты на этом коне,
Буду с гнедым до полдня в твоей родной стороне. —
Так обратился к Эли тарковский молодец.
Ни слова ему не ответил Эли, Умаров сын.
— Если меня ты спросишь, то я отвечаю так.
Горы покрыты снегом, спустился шамхалов табун
К Тереку на зимовье, там, на речном берегу,
Средь камышей засохших пасется шамхалов табун.
Лучше по-моему сделай, я тебе говорю;
Если б табун шамхалов ты бы теперь угнал
И началась тревога в нашем черном Тарко.
И за тобою в погоню кинулся бы Шамхал,
Опередив погоню, я бы к тебе прискакал. —
Так сказал и уехал тарковский молодец.
Не внял его совету Эли, Умаров сын.
И туда поехал Элий, где пасся шамхалов табун,
И вышел к нему охранщик шамхалова табуна.
— Ассалам алейкум, охранщик шамхалова табуна.
— Алейкум ва салам, чеченский молодец!
По делу ли ты приехал, чеченский молодец? —
Так спросил охранщик шамхалова табуна.
— Я приехал по делу, — Эли ему отвечал, —
К родственникам в гости хочет поехать Шамхал.
Он жеребца гнедого доставить ему приказал.
— Я часто бывал обманут, я эти слова слыхал, —
Коль нужен конь Шамхалу, печать присылает Шамхал.
Если печать имеешь, коня тебе отпущу, —
Так отвечал охранщик шамхалова табуна.
Мгновенно выхватил Эли свое ружье из чехла,
Он прицелился метко в охранщика табуна,
Пуля попала в то место, откуда, в даль спеша,
Легко и быстро на волю выходит наша душа.
— Это печать Шамхала, и нет у меня другой,—
Эли табун шамхалов обошел с четырех сторон,
Он свистнул — и хворостиной погнал табун пред собой.
Был неприятным известьем встревожен гордый Шамхал:
— Чеченский проходимец твой лучший табун угнал.
Скорей поднимай тревогу, скорей в погоню, Шамхал.
— Когда поднялась тревога в черном ауле Тарко,
Выехал из аула тарковский молодец,
И Эли, Умарова сына, он догнал, наконец:
— Ассалам алейкум, Эли, Умаров сын!
Храни большую добычу, создатель мира, Аллах!
— Аллейкум ва салам, тарковский молодец,
Да будет жизнь твоя долгой, да любит тебя Аллах! — // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 54


_____________


*** ***
И так тогда промолвил тарковский молодец:
— Когда стрелять в меня будешь, стреляй, чтоб ранить меня,
Я буду целиться мимо, когда я буду стрелять. —
Так промолвив, стали они в друг друга стрелять.
Потом повернул обратно тарковский молодец,
И на обратной дороге Шамхала он повстречал:
— Ассалам алейкум, тарковский молодец.
Не встречал ли ты по дороге, тарковский молодец,
Чеченского проходимца, что мой табун угнал?
— Когда твой табун угнали, я тоже затосковал,
Выехал в час тревоги раньше тебя, Шамхал.
Быстрее ветра — лошадь чеченского молодца,
Душа лисицы и волка у этого хитреца:
Острая сабля не ранит чеченского молодца,
Пуля не настигает чеченского молодца,
Поедешь и не догонишь чеченского молодца,
Догонишь и не осилишь чеченского молодца.
Лучше меня послушай: вернись обратно, Шамхал!
— Ну что ж, погляжу — поеду. — И мимо проскакал
Со свитою многолюдной гордый Тарковский Шамхал.
И поднял ружье мгновенно тарковский молодец.
И пуля попала в то место, откуда, в даль спеша,
Легко и быстро на волю выходит наша душа.
Упал Шамхал Тарковский с высокого седла,
Ударился о землю гордым своим лицом.
Была остановлена свита тарковским молодцем.
И быстро тонкая шашка свистнула на лету,
Клинком молодец тарковский провел по земле черту
Гей, тарковские трусы, бегите скорей домой!
Сниму я головы ваши, коль перейдете черту,—
Так их вернул обратно тарковский молодец.
И был им настигнут вскоре Эли, Умаров сын.
— Ассалам алейкум, Эли, храбрый Умаров сын,
Тебя и твою добычу да сохранит Аллах!
Нет за тобой погони, спокойно в черном Тарко.
Я тебя полюбил, как брата, встретив подле Тарко.
Тебя не забуду, покуда мир не падет во прах.
Не говорю, что вершил я доблестные дела,
Но приезжай неприменно, если будут дела,
Если в наше селенье тебя призовут дела,
То будь уверен в успехе...
А теперь такие дела: Прямо по этой дороге князь могучий живет,
Богатой землей издревле владеет княжеский род.
Если, тебе оставив только двух жеребцов,
Тебе он топтать позволит землю своих отцов,
Остальной добычей пожертвуй и поезжай домой. —
Так сказал и уехал тарковский молодец, // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 55


_____________


*** ***
И тронулся к дальнему дому Эли, Умаров сын
И, наконец, добрался до княжеских земель.
И так обратился к Эли князь богатых земель:
— Самые быстрые птицы перья свои уронить,
Самые храбрые звери пятой своей наступить
На землю сию не смеют. Кто с табуном впереди?
Кто ты таков, скажи мне, отважный молодец? —
Всадник ему отвечает:
— Я — Эли, Умаров сын.
— Ну что ж, посмотри получше, Эли, Умаров сын,
Скажи мне: на этих кольях сколько круглых голов?
Вот кол стоит понапрасну, он для тебя готов.
Твоей голове придется торчать средь этих голов.
— Зачем не смотреть напрасно, князь богатых земель?
Зачем считать мне, сколько на кольях круглых голов?
Ты сам погляди получше: есть ли здесь голова,
С моей головою круглой схожая хоть едва. —
Когда так ответил князю Эли, Умаров сын,
Выстрелил по Эли князь богатых земель.
Но уклонился от пули Эли, Умаров сын,
Пулей ответил на пулю Эли, Умаров сын,
И пуля попала в то место, откуда, в даль спеша,
Легко и быстро на волю выходит наша душа.
Он чучело сделал из князя, чтобы птицу пугать,
Он бурку накинул на князя, чтобы зверя пугать.
И с табуном Шамхала Эли поехал домой.
Долго ехал Эли прибыл в аул родной.
Резвый табун шамхалов Эли на площадь пригнал,
Бедных сирот аула на площади он собрал
И роздал табун богатый, которым владел Шамхал.
А жеребца гнедого Эли повел домой.
Так со славой вернулся Эли в свой дом родной.
Со дня его возвращенья одна неделя прошла,
Умарова сына — Эли — вызвал сельский мулла.
— Ассалам алейкум, здравствуй, сельский мулла.
Меня по какой причине ты вызвал, сельский мулла?
— Я вызвал тебя но делу, ты недаром пришел.
(Мулла при этом слове письмо положил на стол.)
Скажи, ты верного друга имел ли в черном Тарко?
Своей рукою убил он Шамхала из Тарко.
Он сидит под арестом в городе Буре,
Письмо прислал оттуда тарковский молодец,
Тебя полюбил он, как друга, встретив подле Тарко,
Тебя он помнит: как пишет тарковский молодец.
Тот молодец тарковский на утренней заре
Завтра будет повешен в городе Буре.—
Сельский мулла закончил горестный свой рассказ.
Почувствовал Эли: слезы, как дождик, льются из глаз.
// «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 56


_____________


*** ***
Но, глубокие вздохи сдерживая в груди,
Домой направился быстро Эли, Умаров сын.
К себе тогда он вызвал Астемира из Шато,
К себе тогда он вызвал сына Мади — Джаммирзу,
К себе тогда он вызвал Бейбулата, сына Тайми,
К себе тогда он вызвал сына Ади — Сурхо,
И с ними вместе он вызвал сына Ахи — Темарко.
Так сын У мара — Эли — в доме своем собрал
Самых отважных соседей и вот что им сказал:
— Мне нужно выручить друга, тарковского молодца. —
И сразу с ним согласились все лучшие молодцы,
Отправились немедля и прибыли в город Буре.
Приехали, остановились отважные молодцы
В гостеприимном доме русского молодца.
Издавна был с ним в дружбе Эли, Умаров сын.
Хозяин гостеприимный в конюшню отвел коней,
В чистую половину, он пригласил гостей,
Мясо гостям предлагает русский молодец,
Водкой гостей угощает русский молодец.
Сидит с друзьями Эли за накрытым столом,
Сидит, нахмурясь, Эли за накрытым столом,
И обратился к Эли русский молодец:
— Скажи, зачем ты не весел, Эли, Умаров сын?
Чтоб вволю ты мог наесться — жирное мясо есть,
Чтоб вволю ты мог напиться — светлая водка есть,
Чтоб горем ты мог поделиться — друг у тебя есть.
Я ли тебя не утешу, Эли, в горе твоем?
Что же грустен, Эли, когда мы едим и пьем?
Что же ты голову клонишь за накрытым столом? —
Выслушав, отвечает Эли, Умаров сын:
— Будь здоров и счастлив, русский молодец,
Новости мне поведай, русский молодец.
— Есть у нас в городе новость, Эли, Умаров сын:
К нам молодец доставлен из черного Тарко,
Его рукой молодецкой сражен Тарковский Шамхал.
И за это будет повешен тарковский молодец,
И белый свет от горя черным как полночь стал.
Завтра будет повешен тарковский молодец. —
Когда промолвил это русский молодец,
Такое вымолвил слово Эли, Умаров сын:
— Аллах тебе да поможет , русский молодец,
Был моим верным другом русский молодец,
Можно ли что-нибудь сделать до завтрашнего дня,
Скажи, повидаться с другом пустят ли меня? —
К русскому так обратился Эли, Умаров сын.
И слезы и горькие вздохи сдерживая в груди,
Вот что ему ответил русский молодец:
— Если мы сможем, Эли, сделаем что-нибудь. «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 57


_____________


*** ***
Сидите дома спокойно,— сказал он и вышел вон.
Офицерские погоны покупать отправился он,
Ни с кем не торговался: что просили, то и платил.
Форменные мундиры быстро он купил,
Домой принес покупки русский молодец.
— Ты не печалься, друг мой, Эли, Умаров сын,
Формы завтра утром наденем мы на себя,
Шашки и револьверы навесим мы на себя,
К виселице пробьемся, станем все вокруг,
Увидим, когда бесстрашно к ней подойдет твой друг.
Когда у помоста увидим тарковского молодца,
Стальные выхватим шашки, — не дрогнут наши сердца,
В глаза врага заглянем, смело шагнем вперед.
Их первый залп, быть может, мимо Аллах пронесет,
Второго дать не успеют, мы врежемся в их толпу,
Стальные острые шашки будут врага рубить,
Так мы с врагом покончим. Придется ему отступить.
Мы возвратим свободу тарковскому молодцу.
Ты не грусти напрасно, Эли, Умаров сын. —
И наступило утро — белый прекрасный свет.
Они офицерские формы надели на себя,
Шашки и револьверы навесили на себя,
Стали возле помоста бесстрашные молодцы.
Синие солдаты расположились вокруг.
С завязанными глазами к виселице подошел.
В сопровожденьи стражи тарковский молодец.
Тогда стальные шашки они обнажили вдруг
И на солдат напали бесстрашные молодцы.
Первый залп раздался, ветер пули отнес,
Второго дать не успели, врезались молодцы,
Пошли плясать по солдатам тонкие шашки их,
Налево и направо рубили шашки их:
Тройное кольцо, которым был окружен их друг,
Они превратили в двойное, и, сладив с двойным кольцом,
И третье кольцо разомкнули тонкие шашки их.
С поля битвы вместе с тарковским молодцом
Вернулись домой обратно бесстрашные молодцы.
Придя домой, пировали, сидя за круглым столом.
Да будет их жизнь долгой, да поможет им Аллах!
Да будет тому удача, кто бесстрашен в бою,
Пусть на бегу задохнется спасающий жизнь свою! // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940.С. 58

_____________

*********
Эли, сын Умаров, из Акки — записано в ауле Старые Атаги в 1925 г. Песня относится к периоду конца XVIII — и начала XIX столетия. // «Чечено-Ингушский фольклор». Москва, 1940. С. 281
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеURAGAN Чт май 23, 2013 19:50

Огромное спасибо! С большим удовольствием читаю +:[smilie=smilik (11).gif]
Beatles Forever!
Нет ничего дальше, чем вчера и нет ничего ближе, чем завтра...
Аватара пользователя
URAGAN
 
Сообщения: 2619
Зарегистрирован: 18 май 2006
Откуда: Born in Grozny

СообщениеGroznyj sila Чт июн 20, 2013 18:33

URAGAN писал(а):Огромное спасибо! С большим удовольствием читаю

Ураган спасибо за чистосердечные и добрые слова! Это вам спасибо, что вы ведете такой хороший сайт, где даже атосфера доброжелательна! Дела реза хюьлда шуна!
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Чт июн 20, 2013 18:37

Аул Кей-Мехки / Кейметка в Аккинском обществе горной Чечни (в данном случае не путать с мохком тайпа Кей)


Изображение

Изображение

Изображение

Фотографии аула Кей-мехки в Аьккхи-мохке — Галанчожский район, Чеченская Республика

:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::


1) Здесь внизу можно сверить перечень горных аккинских аулов, в списке которых приведен аул Кей-мехки в Аккинском обществе горной Чечни — А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: Эль-Фа, 1977. С. 44:


Аьккха (аьккхий)

Чеченское общество Аьккха граничило на юге с Кей-Мохк, на севере с Ялхара, на востоке с Галайн-ЧIож, на западе с Мержа. В основу этнонима, вероятно, легло «аькхе» (+ вахар) — охота, охотиться, люди, живущие охотничьим промыслом. Аккинцы разделяются на лам-аьккхий и аренан-аьккхий (карабулаки и аккинцы-ауховцы), но прямых родственных связей между собой они не имеют. Эти общества сложились независимо друг от друга, в различных климатических и иных условиях. Описываемое Аьккха располагалось у истока левого притока Гехи Осу-хи.
Аьккха — центр общества Аьккха, расположен на ю.-в. склоне Морд-лам, на л. б. реки Осу-хи.
Хьаьхильга (Хяхильга) «Пещерке к» — разв. бывшего аула в 6 км к ю. от Аьккха.
Кеж вийнача (Кеж вийнача) «Кеж вийнача» «Кеж убит (где)» -2 км ю.-з. Разв. бывшего аула.
Кей-мехка (Кей-мехка) «Кейцев стране» — разв. в 6 км к ю. от Аьккха.
Зингала (Зингала) — разв. в 3 км к ю.-в. от Аьккха. Восх. к алан. — комар, овод.
Бийди (Бийци) — разв. в. Аьккха. На правой стороне р. Гихи. (700 метров от берега).
КхиериетIа (Кхиериет). Разв. в 4 км на ю.-в. стороне Аьккха. Название возникло от «Кхиера» — камень. «Камне на».
Тишли (Тишли) — Разв. в 1,5 км к с.-в. от Аьккха, на пр. б. р. Гихи, на ю.-з. склоне «Ерда-корта» (2115 метров над ур. м.). Аул возник, вероятно, там, где в древние времена стояло культовое святилище, посвященное богине плодородия Тишоли.
Иттар-кхелли (Иттар-кхелли) — разв. в 4 км к с.-з. от Аьккха.
Цхьогал бийра (Цхогал бийра) «Лисья балка» — уроч. в 1,5 км к с. разв.
Дийхьа юрт (Дийха юрт) «Потусторонний юрт (поселение)» -отселок в 1 км к с. от Аьккха.
Хьаьгие (Хягие) — разв. в 500 метрах к с. от Аьккха, название свое получил от внешней формы местности, на которой размещался аул «Лбу к».
ВIовга (Вовга) «Башне к» — в 500 метрах к с.-з. в черте Аьккха.
ГIозана (Гозана) — разв. в 6 км к с.-з. Аьккха, на ю. склоне «Мюрд-лам». Этимология названия не выяснена. «Лучники»?
Иоьрдиечу (Ердиечу) — разв. в 6 км к ю.-з. от Аьккха, название возникло от «ерда, (?) крещение (?)».
Ткъуйистие (Ткуйистие) — древнейшая часть Аьккха (в черте аула), где в давние времена находилось культовое святилище, посвященное языческому богу «Ткъа». Сравнить: «Ткъуйн-Iад», Ткъес, «Ткъов», «Ткъарша», «ткъа сег» — инг. молния блестит.
Пхъа-хьалха (Пха халха) «Поселением перед» — древнейшая часть аула «Иттар-кхелли». В черте развалин.
Пхьа-тIехъашкие (Пха тиехашкие). Древнейшая часть аула Иттар-кхелли. В черте развалин.
Орзуме-кхаьлла (Орзумие-кхялла) «Орзуме (?) поселение» — разв. на с. Аьккха. В вайнахском языке часто встречаются давно потерявшие свой первоначальный смысл и значение термины и целые словосочетания, пришедшие из зороастризма. Например, вайнахское «къахьдарш-маздарш» ничто иное, как «Ахура-Маз-да» — зло и добро, горечь и любовь. Отсюда и «къахьо», «къаьхьа» — Ахура, «моз», «маздарш» — Мазда, в которых, по верованиям древних, лежало начало зла и добра. Ахура-Мазда - имена богов зла и добра. В греческую культуру образы этих божественных начал проникли как Ормузд, который окольными путями, через века и расстояния мог вторично прийти к вайнахам в виде Орзум, Орзумие — Ормузд (?). // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: Эль-Фа, 1977. С. 44





2) Также для большего удобства приведем работу А. С. Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии». Ч. 2. Грозный, 1978 г. С 115-118:


Аьккха (Аьккхий)

Общество граничило на юге с Кей,на западе с Мержа (Орстхой), на северо-востоке с Галай, на востоке с Нашха. Аьккхинцы разделяются на лам-аьккхий (горные) и ара-аьккхий (равнинные) или карабулаки (чернореченские) от кум. "кхара", "булакх" — черная речка. Карабулаков на восточной окраине Чечни и в Дагестане, знают, как ауховцев — сравните с древневайнахским аухой, -рыболовы, рыбаки. Аьккхинцев,как и орстхойцев, в древности называли балой. Смотри Балой-лам. Балой гора. Орстхойцы ссылаются на аьккхинцев, как на своих предков.
В основу этнонима аьккхий могло лечь одно из:

1. Иакх — имя элевсинского божества растительности, то же, что и Дионис; 2. акха — дикий; В свою очередь русское "дикий" можно сопоставить с именем богини Дийки (из мифологии Древней Греции и вайнахов), также как и вайнахское акха — дикий — с Иакх. Общество Аьккха распологалось у истока левого притока р. Гехи-Осу хи.

Аьккха (Аккха) — центр общества Аьккха, расположен на ю-в. склоне Морд-лам, на левом берегу реки Осу-хи. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Ч. 2. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978 г. С. 115



Хьаьхильга (Хяхильга) «Пещерке к» — развалины бывшего аула в 6 км. к югу от Аьккха.
Кеж вийнача (Кеж вийнача) «Кеж убит (где)» — в 2 км.ю-з. Развалины,бывшего аула.
Кей-мехка (Кей-мехка) «Кейцев стране» — развалины в 6 км. к югу от Аьккха.
Зингала (Зингала) — развалины в 3 км. к ю-в. от Аьккха. Восходит к осетино-аланскому-комар, овод.
Бийци(Бийци) — развалины в Аьккха. На правой стороне р. Гихи (700 метров от берега).
КхиериетIа (Кхиериета) — развалины в 4 км. на ю-в. стороне Аьккха. Название возникло от «Кхиера» — камень. «Камне на».
Тишли(Тишли) — развалины в 1,5 км к с-в. от Аьккха на правом берегу р. Гихи,на ю-з. склоне «Ерда-корта» (2115 м.над у.м.). Аул возник, вероятно, там, где в древние времена стояло культовое святилище, посвященное богине плодородия Тишоли.
Иттар-Кхелли (Иттар-Кхелли) — развалины в 4 км. к с-з. от Аьккха. Первая часть топонима, вероятно, имеет в своей основе Иттар-мыто, стирать, и «кхелли» — поселение.
Цхьогал бийра (Цхогал бийра) «Лисья балка» — урочище в 1,5 км к северу развалин.
Дийхьа юрт (Дийха юрт) «Потусторонний юрт (поселение)» — отселок в 1 км к северу от Аьккха.
Хьаьгие (Хягие) — развалины в 500 метрах к северу от Аьккха, название свое получил от внешней формы местности, на которой размещался аул. «Лбу к».
ВIовга (Вовга) «Башне к» — в 500 метрах к с-з. в черте Аьккха.
ГIозана (Гозана) — развалины в 6 км. к с-з. Аьккха, на южном склоне «Морд-лам». Этимология названия не выяснена. Возможно от «кхызу» — восторг, веселье, страсть, радость (тюрк.). Вайнахское «гIазуо». Но «гIозунахо» — лучник.
Йоьрдиечу (Ердиечу) — развалины в 6 км к ю-з от Аьк - // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Ч. 2. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978 г. С. 116



кха. Название возникло от «ерда(?) крещение(?) » — .
Ткъуйистие (Ткуйистие) — древнейшая часть Аьккха (в черте аула), где в давние времена находилось культовое святилище, посвященное языческому богу «Ткъа». Сравнить: «Ткъуйн-Iaд», «Ткъес», «Ткъов», «Ткъарша», «ТкъабIа-Ерди», ткъа сег, инг, молния блестит.
Пхьа-хьалха (Пха-халха) «Поселением перед» — древнейшая часть аула «Иттар-Кхелли». В черте аула.
Пхьа-техьашкие (Пха-техашкие) — древнейшая часть аула «Иттар-Кхелли». В черте.
Орзумие-Кхаьлла (Орзумие-Кхалла) «Ормузда(?) поселение» — развалины на севере Аьккха. В вайнахском языке часто встречаются давно потерявшие свой первоначальный смысл и значение термины и целые словосочетания, пришедшие из зороастризма. Например, вайнахское «къахьдарш-маздарш» ничто иное как «Ахура-Мазда» — зло и добро, горечь и любовь. Отсюда и «къахьо», «къаьхьа» — Ахура, «моз», «маздарш» — Мазда, в которых по верованиям древних, лежало начало зла и добра. В греческую культуру образы этих божественных начал проникли как Ормузд, который окольными путями, через века и расстояния мог вторично прийти к вайнахам в виде Орзум, Орзумие.


Микротопонимия Кей-мехка:

ЗIуй агана (Зуй агана) «Колючей балке к» — впадина на востоке Кей-мехка, пастбище.
Симургие ара (Симургие ара) — довольно ровное место (поляна) на юге Кей-Мехка, на котором устраивались скачки, различные состязания. Пастбище. Себарга-тадж-трилистник.
Ха дайнача (Ха дайнача) — склон на ю. стороне // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Ч. 2. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978 г. С. 117


Кей-Мехка, сенокос. Первый слог второго компонента — длинный, это дает право утверждать, что на этом месте были убиты дозорные. «Ха дайнача» — «страж истреблен (где)», если же указанный слог короткий, то слово имело бы значение «ха дайнача» — «страж увиден/замечен (где) или страж потерян (где)». В разбираемом примере — «Страж уничтожен (где)».
Iакъар тIи (Акар ти) «Плитах (каменных) на» — склон на южной стороне,сенокос.
Вараз кIогу (Вараз когу) «Вараз(?) яме к» — впадина на южной стороне Кей-Мехка. Первая часть топонима не выяснена.
Iаркъал тIи (Аркал ти) «Лицом к верху на» — довольно ровное место на северной стороне Кей-Мехк, сенокос.
Охарг-босса (Охарг-босса) «Пахотному склону к» — имеется в виду склон, который возделывается, засевается.
Iуй байна дукъ (Уй байна дук) «Пастухи уничтожены (где) хребет» — на северной стороне развалин «Кей-Мехка».
Юккъиера дукъ (Юккиера дук) «Серединный хребет» — на северной стороне развалин Аьккха.Имеет две вершины 2070,5 м.(прямо на юге) и 2052 м. над у.м. на ю-в.
Чан дукъ (Чан дукъ) «Медвежий хребет» — на северной стороне Кей-Мехка.
Хизаран мотт байнача (Хизаран мотт байнача) «Хизара отара (овец) потерялась (где)» — в данном примере первый слог третьего компонента краткий. Это дает возможность утверждать,что отара овец была потеряна. Место расположено к западу от Кей-Мехка и относилось к аулу Кеж-Вийнача. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечено-Ингушетии». Ч. 2. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978 г. С. 118
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеKalinovec Вс июл 28, 2013 14:06

Спасибо, очень интересно!
Аватара пользователя
Kalinovec
 
Сообщения: 1429
Зарегистрирован: 21 май 2006

СообщениеGroznyj sila Вс сен 01, 2013 11:59

Kalinovec писал(а):Спасибо, очень интересно!




И вам спасибо Калиновец!
________________

В том далеком XVI веке вайнахские родоплеменные различные образования уже консолидировались в ингушскую и чеченскую народности. Но некоторые наши племена оставались от них независящими и самостоятельными. Прежде всего здесь речь идет об аккинцах (и отпочковавшихся от них орстхойцах). ...
По преданиям и письменным источникам где-то в начале XVI века аккинцы двинулись из общества Аьккхий через горную ГIалгIайче (Ингушетию), затем аккинцы (а вместе с ними и часть галгаевцев) «поселились на том месте, где теперь обитает Назрановское общество, здесь оказалось мало места для всех переселенцев, поэтому большая часть их пошла через Малую Чечню на восток», - отмечает Н. Семенов. (Сказки, легенды чеченцев. Собраны и переведены Н. Семеновым. Владикавказ, 1882, с. 7). Оставшаяся их «малая часть» поселилась на местности, близ которой позднее образовались села Валерик и др., о чем разговор особый и не связанный с выдвинутой темой.
В исторических источниках масса свидетельств о том, как аккинцы противостояли равнинным разноплеменным феодалам, при этом, переселяясь с места на место. В те времена началось обособление равнинных аккинцев (ара-аьккхий) от оставшихся на своей горной родине аккинцев (лоам-аьккхий). Ара-аьккхий впоследствии стали сближаться с чеченцами. По историческим данным, первым из аккинцев еще в 1567 г. в контакты с тогдашней русской администрацией (с Иваном Грозным) на Северном Кавказе вступил «владелец» аккинцев Ушаром - мурза. Это первая дата начала контактов части наших далеких предков с Россией. // И. А. Дахкильгов "240 лет нерушимого единства Ингушетии с Россией". Магас, 2010: "Пилигрим". С. 13.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 16:46

Листая страницы истории. Шоип-Молла и центаройцы

Военное руководство царской России не могло простить Шоип-молле его блестящую операцию по разгрому Моздока и освобождению пленных и заложников весной 1841 года. Не имея никаких положительных результатов в военном противостоянии, оно пошло по давно им проторенному пути. В августе 1841 года в город Кизляр были доставлены захваченные мирные жители горного аула Центарой. Центаройцы были захвачены в заложники, когда они возвращались к себе домой после свадьбы родственников жены Шоип-моллы из аула Кошкельды. Мужчин доставили в военное укрепление Герзель, а женщин — от малолетних девочек до старушек, увезли в г. Кизляр. На совете у тайпа центарой было принято решение освободить женщин и детей, чего бы это ни стоило. Проведение операции было возложено на Шоип-моллу. Мудир имама Шоип обратился к Шамилю в его ставке в Дарго с просьбой дать ему на операцию по освобождению женщин и детей две пушки, имевшие на вооружении в Имамате. Имам не дал ему пушки. Более того, он его отговаривал от этой операции, так как могли понести большие потери. Было принято решение без артиллерии брать военное укрепление — не штурмом, а внезапностью. Основная нагрузка ложилась на мужчин-центаройцев, которые тогда еще жили в аулах рядом с Кизляром. Их подготовку и сбор в ауле Ойсхара на выдвижение в Кизляр приняли на себя Виту Муда, Теки Тужу и Лорс- наки Норсака, который незадолго до этого переселился из Эжи-эвла в Ойсхара. Операция была подготовлена за несколько дней. Верные товарищи Шоипа центаройцы: Эли Хоса из аула Оки, известный в этих местах своей смелостью и знанием ислама, Эчи Ацка (Iацкъ) из этого же аула, Исмаили Чалбиг из Эжи-эвла, Чалбиги Хаса из Нана-Центароя, Теки Тужу и Муди Бурта из Ойсхара, Мучи Ача из Нана-Цонтароя; а также бено Рамзи Ада, чинхо Гези Эза из Довта Мартана, гендаргено Умари Умха — двоюродный брат наиба Исы из Урус-Мартана, Чинти Аху из Белгатоя, шоно Оздамир из Цоцин-эвла, нашхо Сайдши Лорснак из Гехи, нихло Иби Мунгаш из Шаами-Юрта и многие другие представители разных тайпов — собрались на освобождение женщин и детей из плена. Кумыки из таркинского рода Шамхалов — родственники Ташав-хаджи по матери, сыграли важную роль в подготовке и проведении этой операции.
В результате внезапного нападения на рассвете при активной поддержке кумыков в самом городе отряд Шоипа захватил Кизляр, уничтожил военное укрепление и освободил заложников. Молниеносно была проведена операция по взятию военного укрепления. В результате этой акции были захвачено много трофеев, в том числе — шесть пушек, которые в 1845 году в бою при Дарго успешно использовались. Также были взяты в плен 72 солдата и офицера. После успешной операции Шоип со своим отрядом направился в Чечню. Перерезать им путь попытался генерал-майор Ольшевский со своим отрядом численностью до 15 тыс. солдат и офицеров. Первым в схватку с подразделениями генерала Ольшевского вступил наиб Оздамир и его отряд в 500 всадников, обеспечивший безопасный отход чеченцев. Но подоспел основной отряд Шоипа из 700 человек, и они вместе дали бой. Завязалась жестокая схватка, стороны несли большие потери, но перелома долго не было. И в это время с фланга по врагу ударил племянник Шоип-моллы, наиб чинхойцев Гези Эза, с тремя сотнями всадников. Подразделения Ольшевского не выдержали натиска чеченцев и стали отступать, неся большие потери. Так был пробит коридор в сторону Чечни, обеспечивший выход чеченцев из окружения. Вырвавшиеся из кольца горцы вернулись домой. С момента взятия Кизляра армия Шоипа, состоящая из отрядов пехоты и конницы, усилилась и артиллерией.
Возвратившись в Центарой, Шоип установил пушки на высоте Кхеташо-Корт и начал палить из орудий по окра- инам ставки имама Шамиля. В Дарго поднялась паника. Об этом доложили имаму, дескать, русские прорвались на высоту близ Центароя. Зная нрав Шоипа, имам моментально сообразил, в чем дело, и успокоил своих соратников. Он сказал: «Не волнуйтесь, все в порядке! Это Шоип говорит мне, что ему больше мои пушки не нужны». Впоследствии Шоип все шесть пушек отдал на вооружение Имамата.
Судьба центаройцев — участников кизлярской операции, сложилась по-разному. Активные участники освобождения женщин и детей были всем известны, и они не могли возвращаться в места, где были русские военные укрепления. Виту Муда, Теки Тужу и Лорснаки Норснак вынуждены были покинуть свой аул. Эли Хоса был приглашен возглавить поселение Центарой, которое потом назвали его именем — Хоси-Юрт. Оно располагалось недалеко от аула Оки и заложено центаройцами на месте своих родовых земель, где всегда держали скот и лошадей, а также имели сады и огоро- ды. Туда же перебрался и отец Бурти — Муда с семьей.
В 1841 году Теки Тужу с семьей пе- ребрался за реку Аргун — в Алхан-Юрт, а спустя 8 лет, в 1849 году, они первыми из центаройцев перебрались в Урус-Мартан — по приглашению гендергенойцев. Центаройцы были приняты сыном наиба Исы Гендергенойского Биболтом и его дядей Умхой. Урус-Мартан был создан на базе трех аулов: Марта, где жили гендергенойцы, Джарган, где были сосредоточены бенойцы, и Пешхой Рошни — обитель пешхойцев. И было это в начале 19 века. Наиболее значимую роль в этих местах до создания Урус-Мартана и после тоже играли гендергенойцы. По нашим данным, представители этого тайпа проживали недалеко от Нашха в урочище Чармах, в ауле Хийлах. Они не переселялись за реку Аргун, но занимали плоскостные земли Притеречья и за рекой Терек. В 1722 году гендергенойцы под натиском русских вынуждены были отступить к Сунже, где заложили аул Чача. В 1758 году он был полностью уничтожен войсками под командованием Фраундорфа. В том же году гендергенойцы отступили к своим родовым хуторам. На этом месте наряду с хуторами бенойцев и пешхойцев впоследствии и был заложен Урус-Мартан.
Немного иначе сложилась судьба семьи Виту Муди. В 1850 году в какой-то ссоре сын Муди Бурта убил двоих — аллеройца и курчалойца, при этом сам получил многочисленные раны от кинжалов, но выжил. Много авторитетных людей было подключено для маслаата, но примирения достичь не удалось. В 1852 году Бурта был убит кровниками, но аллеройцы и курчалойцы вознамерились убить еще одного из сыновей Муди. После долгих просьб и уговоров кровники согласились простить его, но с условием, что Муда с семьей покинет эти места. В 1853 году при содействии Хози Гези, отца наиба Эзи, в Довта-Мартане Муда купил себе место у семьи наиба Атабая, известного богослова из чинхойского рода Эмзи, который в то время проживал в Элистанжи. А в 1865 году Муди Мурта купил по соседству земли Таммати Хизара (у его сына Астимира) — тоже из рода Эмзи. На момент заселения центаройцев в Довта-Мартан, кроме чинхойцев, там проживала семья Абдул-Кадыра (род эгишбатой из Гойты) — гость Хизари Салангирея. Он сам преподавал как алим в медресе в Довта-Мартане.
Муди не было надобности осваиваться в Довта-Мартане: он был двоюродным братом Умидат — матери Хози Гези. Он и его сыновья вместе с Шоип-моллой часто гостили здесь и знали многих. Более того, сын Муди Бурта был ровесником и близким другом наиба Эзи — сына Гези. В июне 1846 года на территории Шира-Ашха (Старый Ачхой) русские заложили военное укрепление «Ачхой», которое потом периодически переходило из рук в руки. В 1850 году в очередной раз Довта-Мартан был сожжен, а его жители переселились в ближайшие хутора. Впоследствии, в 1852 году, между сыном шейха Кати Маас и Воронцовым было заключено соглашение, что жителям Довта-Мартана разрешается возвращаться на свои места, но с условием, что все жители вокруг лежащих хуторов тоже заселятся в этом поселении. Для этого была создана комиссия. Довта-Мартан и Шира-Ашха были объединены, и этот населенный пункт назвали Ашха-Мартан, впоследствии на русский лад переименованный в Ачхой-Мартан. Вскоре сюда стали заселяться и представители других тайпов.
Норснака тоже не мог возвращаться в Ойсхара, и его отец Лорснак принимает решение перебраться за реку Аргун. По приглашению нихлойца Иби Мунгаша в 1841 году Лорснак с семьей перебрался в Шаами-Юрт. В последующие годы многие центаройцы переехали на место жительства в это село. В 1855 году Норснак и его близкие родственники первыми из центаройцев переехали жить в Валерик по приглашению эли Арса из рода аккинцев.
В 17 веке между Гехи-чу и Шалажи был восстановлен аул Нурк-Юрт на территории поземельных участков аккинцев, переселившихся из Акки-лам на плоскость. Этот аул был сожжен полностью царскими войсками в 1832 году. Жившие в Нурк-Юрте сыновья Берси Гамболта — Хажи и Дурди, перебрались на свое родовое поместье, где исторически аккинцы держали скот и выращивали сады. На правом берегу реки Валарг потом заложили поселение Валаргта (1832 год). Жить в мире и развиваться им не давали и на этом месте. В 1840 году произо- шел бой на реке Валарг, описанный многими, в том числе и М. Лермонтовым. В 1852 году была достигнута договоренность между Воронцовым и эли Арса об объединении Валаргта с близлежащими хуторами в единый населенный пункт. В результате договоренности в Валаргта вошли следующие поместья: Лаха Умхи-Юрт, Лакха Умхи-Юрт, Алтамар-Юрт, Галай-отар. В 1855 году Центаройцы по приглашению Арсы из Шаами-Юрта перешли жить в Валаргта. Им определили место проживания на левом берегу реки Валарг. На момент заселения центаройцев в аул Валаргта там проживали аккинцы и небольшое общество галайцев из Ассинского ушелья. Это были мужественные люди, и они, жертвуя своими жизнями, сражались на стороне имама Шамиля против царской армии. Их семьи могли быть взяты в заложники и убиты, поэтому они после переселились в Чечню на постоянное проживание. В 1867 году в Валаргта перешли жить и представители рода терлой из Котар-Юрта.
Вот так складывалась судьба центаройцев, близких сподвижников и друзей Шоип-моллы, переселившихся за реку Аргун в аулы других тайпов. В середине 19 века центаройцы стали активно заселяться в «нецентаройские» аулы — в основном по приглашению близких друзей и боевых соратников Шоип-моллы и известных наибов имама Шамиля. Их связи и по сей день не теряются с Нана-Центароем и с потомками Мохамада-Хаджи — некогда председателя Мехк-кхеташо (Совета), и его сына Шоип-моллы — мудира имама Шамиля. // Умар Мавсаров, глава администрации с. Центарой Ножай-Юртовского района (по материалам архива наследников Шоипа Центаройского). Муниципальное автономное учреждение «Гудермесская районная газета «Гумс», № 97-98 (8672-8673), 21 ноября 2013. С. 4
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 16:46

«К управлению начальника Левого фланга Кавказской линии отнесено пространство, ограниченное главным хребтом гор, рр. Андийским Койсу, Сулаком, Каспийским морем и рр. Тереком, Ассой и Даут-Мартаном. Главное народонаселение этого пространства составляют чеченское племя, самое сильное, самое буйное и воинственное из всех кавказских народов...» «Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. 19 века». Махачкала 1959, Дагестанский филиал АН СССР, стр. 280, документ № 154. Докладная записка ген.-м. Пулло о положении на левом фланге Кавказской линии с 1834 по 1840 гг. и мерах, необходимых к упрочению власти царского правительства над горцами. 1840 г.». // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: «Эль-Фа», 1997. С. 332
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 16:51

Максимальные частоты встречаемости этой гаплогруппы отмечены на юге Индии (до 33%), а также у таких центральноазиатских народов, как калаши (25%), бурушаски (16,5%), пуштуны (12,5%), ягнобцы (9,7%) [5, 46]. Частоты встречаемостей гаплогруппы L (M11) на Среднем Востоке, Кавказе и юге Европы, напротив, не очень высоки и составляют:
Иран - 2,3-5,3% [3, 32], Грузия -1,5% [3, 37], Турция - 1,4-4,2% [3, 33] Азербайджан - 1,4% [3], Авария - 9,5% [8], Чечня! - 15,8-20% [3, 8], Ингушетия - 0-8,6% [3, 8], Кабарда – 0,7-7% [3, 8, 47], Балкария – 0-5,3% [37, 47]. Изучение полиморфизма гаплогруппы. L (M11) выявило интересную особенность - если в Пакистане, на юге Ирана, Среднем Востоке и в Европе доминирует субгруппа L2 (M317), то на севере Ирана, предполагаемой родине алан, а также у таких индоарийских народов как калаши, пуштуны или кавказоязычного народа бурушаски, обнаружена только субгруппа L3 (M357). В отличие от субгруппы L1 (M76), широко распространенной у дравидских народов Индии, субгруппа L2 (M317) и, особенно субгруппа L3 (M357), вполне могли быть распространены среди алан. Но это нисколько не способствует решению проблемы осетино-аланского родства, поскольку если субгруппа L2 (M317) в осетинской популяции присутствует на уровне следов, то наиболее вероятностная «аланская» субгруппа L3 (M357) отсутствует в ней абсолютно (см. таблицу 1). И наоборот, субгруппа L3 (M357) имеет максимальную частоту встречаемости у такого неарийского народа Кавказа как чеченцы (15,8-20% [3, 8]), в меньшей степени у ингушей, грузин, кабардинцев [3, 8, 37, 47]. На основе первичных данных [6, 7] мы произвели расчет возраста предка-основателя нахского клана субгруппы L3 (M357), который оказался равным 780180 лет. Расчет свидетельствует, что представитель (или близкородственная группа представителей) субгруппы L3 (M357) внедряется в нахскую среду в эпоху татаро-монгольского нашествия. Но это совершенно не означает, что он появился на Кавказе в тот же исторический период. Вполне вероятно, что предок нахского клана субгруппы L3 (M357) был единственно уцелевшим представителем некоего древнего народа, обитавшего в предгорьях Кавказа и уничтоженного татаро-монголами (то есть имел место так называемый эффект «бутылочного горлышка»). // Х. К. Чокаев «Случайность или историческая реальность? (популяционная генетика в происхождении народов Кавказа и их роли в мировой истории)». Москва: Изд. ООО «МЭЙЛЕР», 2010


Изъ чеченскихъ преданий более прочихъ замечательно предание о нартахъ. Говорятъ, что Чечнею завладели неведомые до того чеченцамъ пришельцы, которыхъ они называютъ нартами (нартъ). Предание говорить, что они были керестанами, т. е. христианами. Они имели исполинский ростъ; часто представляютъ одноокими, одетыми съ головы до ногъ въ железную броню; вооружение ихъ составляли: щить (галканъ или пхуниш), мечъ (туръ) и булава (чонкуръ). Изъ преданий видно, что они, хотя и малочисленные, завладели страною, грабили жителей, убивали и теснили ихъ, ... женъ и дочерей или силою брали ихъ себе въ жены. Народъ страшился ихъ появления, и чувство этого страха перешло и въ предание. Не одни чеченцы, но почти все горския племена говорятъ о нихъ въ своихъ преданияхъ; адигейские народы ближе всехъ знакомы съ ними; они зовутъ их поименно и сложили песни про ихъ дела. Известный влючъ Кисловодске — нарзанъ (нартъ-сана) получилъ название отъ нартов. Надтеречные чеченцы указываютъ места, где они жили и которыя и теперь еще носятъ ихъ названия. (Пр. XVIII) // Сборник сказаний о кавказских горцах. Выпуск . Раздел 3: Чеченское племя. Глава : памятники, предания и сказания. Тифлис: в типографии главного управления наместника кавказского, 1872. С. 17


Ч. Ахриев и сказитель Ганыж, по сведениям, полученным от него Б. Далгатом, различают нартов и орстхойцев. // У. Б. Далгат «Героический эпос чеченцев и ингушей. Исследование и тексты». М.: "Наука", 1972. С. 108


Там, к стороне Баш-лама (Казбек), — рассказывают старики – есть горы, из которых вытекают рр. Асса, Фортанка, Геха. Это – горы «Аки-лам»; там живут, или по крайней мере жили при наших предках, «лам-кристы» (горные христиане), и это наша колыбель, как и колыбель других чеченских родов. Сменилось четырнадцать поколений с тех пор, как наша часть лам-кристов вышла из своего гнезда и повернулась на восход солнца. Оставила она гнездо потому, что слишком расплодилась, и те горные расщелины не могли уже защищать ее. Сначала на родине людей так было немного, что каждый род имел общий большой котел. // Н. А. Благовещенский. Сборник сведений о Терской области. Заметки о Чечне и чеченцах. Выпуск 1. Владикавказ: "Издание Терского Областного статистического комитета", 1878. С. 267



ИНДАРБИ БЫЗОВ
АЛАНЫ: КТО ОНИ?
Откуда они пришли и какова судьба этого народа? Эти вопросы не раз интересовали историков. Многие осетинские историки считают, что аланы – предки осетинского народа. Нейтральные исследователи относятся к этому вопросу скептически. Чтобы разобраться в массе сведений об аланах, необходимо сопоставить все имеющиеся данные.
Во-первых, сейчас ни для кого не секрет, что язык аланов относился к группе иранских языков и был родственен языкам скифов и сармат. Но для учёных не секрет и то, что язык народа и его происхождение очень часто разнятся. К примеру, в республиках Средней Азии живут тысячи корейцев, переселённых туда в 30-х гг. ХХ в. За 70 лет высылки они утратили родной язык и говорят по-русски. Теперь ответьте – можно ли этих корейцев считать русскими? Другой пример – узбеки. Народ тюркский по языку и таджикский по культуре. И таких примеров можно привести множество. Что же касается осетин, то антропологически (строение черепа, скелета) они относятся к кавкасионскому типу, к которому принадлежат чеченцы, ингуши, аварцы, лакцы, грузины-сваны и т.д. То есть современные осетины – это потомки горцев Кавказа, усвоившие язык ираноязычных сармат. Сюда следует добавить и тот факт, что в осетинском языке присутствуют исключительно кавказские звуки – тъ (ті), цъ (ці), къ (кі), пъ (пі). А ведь при простом заимствовании чужого слова любой народ не приспосабливает его к своему звуковому составу. Как же тогда ираноязычные осетины смогли обрести слова с подобным звуковым составом? Никак! Они всегда были в языке осетин, ещё до того, как те стали усваивать один из диалектов сарматского языка, и сохранились в нём до сего времени.
Но почему народ кавказского происхождения сменил свой язык? Всё очень просто – близость важного торгового и стратегического маршрута – Дарьяла. Сарматы всегда стремились держать его в своих руках. Местное население вело с ними торговлю, служило в их отрядах, а это требует знания языка. Конечно, и сарматы могли выучить язык горцев, но для чего им это было нужно, «когда на иранских языках говорили от Дуная и до Китая». Такое положение существует и сейчас в России, где всё её население знает русский, в то время как немногие русские знают язык местного населения – татарский или якутский. Сюда следует добавить и то, что названия частей осетинского народа – ирон, дигорон, туал – с осетинского языка никак не переводятся.
И чтобы понять окончательно этногенез алан, следует учесть, что кочевые аланы довольно быстро осели на землю и стали народом оседлым. Может ли кочевник бросить коня и взяться за плуг без необходимых навыков? История этого не знает. Чтобы стать земледельцем кочевник должен был жить среди оседлого населения, смешаться с ним, переняв все его навыки. А такое возможно лишь при подавляющем большинстве земледельцев (вайнахов) над кочевниками (аланами).
Но как же формировался аланский этнос? Ответ на этот вопрос даёт совокупность наук – истории, лингвистики, археологии, антропологии.
Итак, сосуществование на равнине местных и пришлых племён приводит к переплетению материальной культуры. Присутствие на плоскости ираноязычных аорсов и сираков, изрядно разбавленных потомками местных вайнахских племён, приводит к возникновению нового этноса – алан. Сохраняя большинство из черт своей культуры, аборигены – вайнахи, подвергавшиеся длительной иранизации более сильных соседей (почти 700 лет), начинают переходить от двуязычия, естественно возникающего в подобных условиях, к языку господствующего племени – сарматскому. Но переход этот, как было сказано выше, затронул лишь часть языкового состава, сохранив многие словарные единицы из языка-предшественника и весь его звуковой набор, присущий исключительно народам кавказской языковой семьи.
В 50-е гг. I в. н. э. появляются первые известия об аланах. Именно в этот период на плоскости Чечни появляются грунтовые катакомбные могилы, характерные для аланской культуры (Алхасте, Пседах). Часть ираноязычного племени аорсов, обитающих на плоскости, под влиянием каких-то причин перебирается в горные области современной Чечни, где оседает под названием орсой (тейп в Чаберлое). И до сего времени ассимилированные потомки аорсов, помня своё привилегированное положение, считают себя княжеским сословием и говорят о своём происхождении с плоскостной части Чечни.
Изменения носит и этнический состав оборонительной цепи Терско-Сунженского междуречья. В огне пожаров погибают многие селения, даже те, что пережили нашествия предыдущих столетий. Интересна судьба хорошо укреплённого городища Ханкала, расположенного на крутом откосе горы Суьйр-Корт. Его жители, выдержав нашествия скифов и сарматов, продержались здесь с VII в. до н. э. И, наконец, в I в. н. э., просуществовав почти 800 лет, селение погибло под ударами алан.
В руки алан переходят старые сиракско-кавказские укреплённые городища. По Сунже мощная система крепостей теперь обращена на юг, в сторону возможной опасности со стороны туземного кавказского населения.
Судьба вайнахского населения, жившего в горной местности, складывалась по-иному. Так в 72 г. н. э. грузинские цари Азорк и Армазел предприняли крупный поход на Армению. В этом походе кроме аланов, дидойцев, лакцев и адыгов приняли участие дружины дзурдзуков. Факт, свидетельствующий о независимом положении горных вайнахов, самостоятельно выступавших как военная единица. «Горную часть занимает воинственное большинство, – писал современник тех лет Страбон, – в образе жизни сходное со скифами и сарматами, с которыми они находятся в соседстве и родстве… и в случае какой-либо тревоги набирают много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из тех народов». Аммиан Марцеллин писал, что аланы «мало-помалу постоянными победами изнуряли соседние народы и распространяли на них название своей народности»; «с течением времени они приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами». Дзурдзуки же, как показано, сохранили своё племенное название, и в глазах своих соседей представлены самостоятельной этнической группой.
К III в. процесс слияния на плоскости культур пришлого и местного кавказского населения завершился. Аланы оказали значительное воздействие на местное население равнин – вайнахов, но сами растворились в его среде, передав, однако, аборигенам свой язык, более гибкий и лёгкий в изучении. Если это перевести на язык цифр, то в процентном соотношении на 1 сармата приходилось 12 аборигенов – вайнахов.
Дальнейшие взаимоотношения алан и горцев-вайнахов складывались неоднозначно. Так, в войне против грузинского царства аланы оказали активную поддержку горцам.
По сообщениям грузинской летописи «Картлис Цховреба», дзурдзуки, дидойцы, леки и аланы вели против царя Мирвана III длительную и непрекращающуюся войну. При этом инициаторами военных походов выступают теперь не грузины (как раньше), а отряды союзников, объединившие под своим щитом все народы Центрального и Северо-Восточного Кавказа. Мирван III в состоянии лишь обороняться, не имея возможности перейти к наступательным действиям.
К концу IV в. н. э. в судьбе алан произошла трагедия. В 372 г. хлынувшие из глубин Азии орды гуннов нанесли сокрушительное поражение аланскому союзу племён. Большая часть алан была истреблена, часть их влилась в состав гуннских полчищ и ушла с ними на запад. Оставшиеся же в Предкавказье были настолько ослаблены и обескровлены гуннским погромом, что не представляли из себя ничего иного, как массу полукочевого, полуоседлого населения, разбросанного на пространстве от Кубани до Аргуна. Спасаясь от погрома новых пришельцев, эта последняя группа стала осваивать плодородные земли в предгорьях. Часть погромленного населения укрылась в горах, где плотность населения заметно возрастает.
К тому времени в предгорьях и частично в горах Чечни появляются катакомбные захоронения, характерные для аланских племён и совершенно не характерные для местного вайнахского населения. Такие захоронения известны у слияния рек Шаро-Аргун и Чанти-Аргун, у современного селения Дуба-Юрт, у бывшей станицы Фельдмаршальская. Однако на территории горной и предгорной Чечни этих погребений встречается немного, а, следовательно, численность аланских переселенцев была невелика. Скорее всего, это были сторожевые гарнизоны, призванные охранять выходы из гор на равнину. Они не преодолели барьера предгорий, и вскоре были полностью ассимилированы местными аборигенами.
Совершенно иная картина наблюдалась на плоскости Чечни, где аланское население было более многочисленно. Вскоре на месте более древнего поселения здесь возник крупнейший аланский город Магас, останки которого расположены на месте городища Алхан-Кала. Крайней восточной границей аланского ареала обитания был современный город Гудермес, где зафиксированы останки поселений с аланским культурным слоем. Даже среднее течение Терека, по материалам римских и древнеармянских историков, называлось в то время Алонта или Аландон, что в переводе с сарматского означает «река алан». Но тут стоит сказать, что количественный перевес аланского населения не был качественным, в смысле ареала расселения. По-прежнему, как и в древнейшую эпоху, вайнахский этнический компонент был преобладающим на территории, расположенной между Сунжей и предгорьями. Об этом говорят многочисленные материалы раскопок поселений, датировка которых относится даже к более позднему времени – VII-X вв. Основная же волна аланской миграции захлестнула более доступные территории нынешних республик Осетии, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.
Для понимания вопроса взаимоотношений вайнахов с Аланией, следует взять за основу период Кавказской войны XIX в., когда огромная по численности русская армия, оснащённая новейшим вооружением, в течение нескольких десятилетий не могла добиться покорности от кучки горцев. А дисциплинированная армия, вооружённая осадной артиллерией, огнестрельным оружием и имеющая грамотных командиров, это не орда полудиких кочевников, готовая обратиться в бегство при неудачной атаке или сомнительном исходе сражения. Чтобы проникнуть в горы, кочевникам необходимо было пройти густые лесные дебри, где у них не было опыта ведения войны, а, кроме того, леса всегда пугали степняков. Пройдя леса, аланы вставали перед необходимостью штурмовать горные завалы и укрепления, продвигаться по ущельям, под градом камней и искусственных обвалов, умело устраиваемых горцами. Неожиданные налёты и вылазки туземцев уносили новые и новые жизни. И весь этот риск ради ничтожной добычи, которую аланы могли забрать у горцев.
Нет никакого сомнения, что аланы делали попытки проникнуть в горы, но, видя нерентабельность таких походов, отказались от этой затеи, блокировав плоскость, так необходимую горцам в период их сезонных перегонов скота. Оставшиеся на предгорной равнине аборигены положили начало отдельному этническому образованию, получившему самоназвание арштхой (или орстхой) – «жители равнин» (аре – йист – хой).
Согласно чеченским преданиям, арштхой представляли из себя нечто вроде пограничной стражи, жившей на плоскости и охранявшей основные вайнахские территории, расположенные в горах (вроде русского казачества). Горцы за подобные услуги расплачивались с ними процентами со скота, который пасли на равнине. По тем же преданиям, арштхой со временем превратились из защитников в притеснителей вайнахов. Они запрашивали высокую плату за выпас скота на равнине, совершали грабительские походы на своих соплеменников, похищали людей. В конечном счёте, арштхой и аланы стали союзниками и вместе блокировали горы.
О распространении влияния алан на территорию плоскости и лесистых предгорий говорят археологические находки, обнаруженные там. Но влияние аланской культуры было далеко не односторонним; горцы-вайнахи в свою очередь оказали мощное воздействие на пришельцев. В аланских катакомбных могильниках найдены многочисленные предметы ювелирного ремесла, связанные с деятельностью кавказских мастеров. Влияние горцев ощущается и в орнаментации предметов чисто аланского производства.
Если на плоскости Чечни мирные отношения пришельцев с туземным населением сложились относительно быстро, то вайнахи-ламарой («горцы»), запертые в горах и лишённые необходимых им условий для хозяйственной деятельности, вынуждены были искать их в набегах на равнинные земли. Такие набеги, сопровождавшиеся угоном скота, разорением поселений и захватом пленников, держали местных жителей в постоянном страхе и напряжении.
Так длиться долго не могло. Горцам нужны были плоскостные земли, а аланам нужен был мир для оседлого населения, снабжавшего их продуктами ремесла и земледелия, и свободный, беспрепятственный проход через перевалы, ведущие в Закавказье. Мир был неизбежен, но, к сожалению, нам совершенно неизвестно, когда и на каких условиях он был заключен. Известно только то, что влияние аланской культуры ощущается даже в высокогорных районах Чечни, правда, здесь оно едва заметно и представлено фрагментарно.
К сказанному стоит привести косвенные факты из нартского эпоса, широко бытующего у всех народов Северного Кавказа. Внимательно изучив его, большинство исследователей пришло к определённому выводу, что у всех племён, среди которых зафиксировано бытование нартских сказаний (кабардинцы, осетины, карачаевцы, балкарцы), их герои – положительные персонажи. И только у чеченцев и ингушей нарты представлены как враги местного населения, грабившие и убивавшие мирных жителей, враги, с которыми вели борьбу местные герои. Довольно часто в нартиаде нартов называют не иначе, как нарт-орстхой, нарт-арштхой, подчёркивая тем самым связь арштхойцев с аланами. Такая географическая увязка нартского эпоса не случайна, она как раз совпадает с границами исторической Алании и её антагониста – горцев-вайнахов.
К концу VII в. на историческую арену Северного Кавказа как мощная военная сила выступает Хазарский каганат. Родственные отношения между правящими династиями Алании и Хазарии препятствовали проникновению новых завоевателей в горные области, надёжно прикрытые, как щитом, аланскими территориями. Пограничным укреплением между аланами и хазарами была хазарская крепость на месте современных станиц Шелкозаводская и Шелковская. Поэтому первая волна тюркской миграции не затронула вайнахские племена, стоявшие особняком от основных путей сообщения древности. Зато эта волна положила начало тюркизации части туземного населения и дала начало образованию нового этноса, ближайшего соседа чеченского народа – кумыков.
О мирных и дружественных отношениях вайнахов и алан в X-XIII вв. свидетельствуют близко, а порой по-соседски расположенные поселения, погребения и другие следы материальной культуры. Множество позднеаланских погребальных памятников тяготеют к предгорьям Чечни, особенно к устьям лесистых ущелий (Мартан-Чу, Дуба-Юрт). Кроме того, начиная с X в. на территорию современной Ингушетии двинулась волна вайнахской миграции. Предки ингушей, воспользовавшись мирными отношениями с аланами, стали заселять территории верховий Ассы, с которых в прежние века вайнахи были вытеснены пришельцами с севера. Можно с большой уверенностью говорить, что именно в X в. началось формирование горных тейпов, ставших впоследствии основой ингушского народа. Ярким подтверждением тому служит начало широкого распространения обряда захоронения в каменных ящиках, широко бытовавшего в Чечне, но не известного ранее в Ингушетии.
Большое количество аланских поселений и городищ обнаружено на правобережье Терека и в долине Сунжи. Наиболее крупными из них были Алхан-Кала, Хатай-Барз, Гуьмси-Корт и др. Письменные источники говорят о том, что в предмонгольское время равнины Предкавказья и предгорья Кавказа были покрыты возделанными полями, садами и виноградниками. Население занималось пашенным земледелием, выращивая, главным образом, просо, пшеницу, овёс и ячмень. «До покорения этой страны, – писал Аль-Омари, – она была повсюду возделана. Теперь видны остатки этой возделанности».
Торговля, выгодное расположение и хорошие природные условия способствовали развитию материальной культуры Алании. Правящая верхушка алан приняла христианство, а в горах Карачаево-Черкесии возникли города с великолепными храмами, которые сохранились до наших дней. Правда, в 932 г. хазарский царь Аорон победил алан и заставил их отречься от христианства.
С конца XII в. Алания вступает в полосу упадка, вызванного глубоко зашедшим процессом феодальной раздробленности. «Сколько селений, столько и вождей, – писал современник тех лет, католический миссионер Юлиан, – и ни один из них не имеет подчинённого отношения к другому. Там постоянно идёт война вождя против вождя, села против села… человекоубийство у них не считается ни за что».
В 1222 г. передовой отряд монгольского войска под предводительством полководцев Чингисхана Джэбэ-Нойона и Субудэй-Багатура ворвался в Грузию и в довольно жестоком сражении нанёс сокрушительное поражение войску царя Георгия IV Лаша. Отсюда монгольские войска повернули на северо-восток и, пройдя с боями горный Дагестан, «прибыли к аланам, народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них». Хитростью монгольским полководцам удалось разобщить силы алан и половцев. В двухдневном сражении первые были разбиты, а страна алан «подверглась варварскому опустошению».
Монгольский погром сильно подорвал силы Алании, но не сломил её совершенно. Для полного покорения предгорий Северного Кавказа монголам потребовалось совершить ещё несколько походов, первый из которых состоялся в 1238-1239 гг. и длился более 10 месяцев. Возглавили его двоюродные братья Батыя – Менгу, Гуюк и Кадан.
Полтора месяца длилась осада Магаса, столицы Алании, и несколько дней сам штурм городских стен. Монголы «оставили от этого города только имя его, и нашли много добычи. Они отдали приказание отрезать (убитым) людям правое ухо. Сосчитано было 27000 ушей». «Силою Вечного Неба, – рапортовал Бату верховному хану в ставку, – мы разрушили город Мегет и подчинили твоей праведной власти одиннадцать стран и народов».
Весна и лето 1239 г. ушли у монголов на покорение Аварии, приморского Дагестана и лезгинской области Кюра. А 1 или 2 апреля 1240 г. завоеватели обрушились на Кумух, столицу лакского царства. Здесь им уже помогали отряды аварского хана.
Спасаясь от жестоких завоевателей, уцелевшее в боях и погромах население хлынуло в горы, и без того достаточно густонаселённые. Не только аланы, но и кочевники половцы, по сообщениям средневековых авторов, бежали в горные теснины. Жившие на равнине вайнахи-арштхойцы (что и переводится, как «жители равнин»), разгромленные и разорённые более сильным врагом, вынуждены были искать убежища в верховьях рек Асса и Фортанга.
Так закончилась история Алании и алан. Язык их, став господствующим на территории Осетии, сам претерпел изменения. Остатки алан смешались с горцами и утратили не только своё имя, но даже самосознание. Осетины же до периода научных работ по языку алан никак не ассоциировали себя ни с аланами, ни с самой Аланией, считая себя народом исключительно горского происхождения.
К сказанному следует добавить, что вайнахи в свою очередь переняли некоторые слова из языка алан-сарматов. Это, например, хіусам, нал, тур, барз, бере и др.
Итак, аланы первоначально были кочевым и ираноязычным народом, а попав в окружение горцев-вайнахов, смешались с ними. Сохранив свой язык, аланы перестали быть народом иранского происхождения, и где-то с I в. н. э. об аланах можно говорить как о народе с вайнахскими корнями. «Объединённая газета», № 3-4 (59-60), 2005 г.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 16:55

Кати Чокаев

Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора

Одним из актуальных и спорных вопросов древней и средневековой истории Северного Кавказа являются взаимоотношения аборигенного и пришлых ираноязычных народов: скифов, сарматов, савроматов, алан и других. Спорят о том, кто такие аланы-осетины, карачаево-балкарцы, вайнахи и т.д. – или же этот этноним покрывает все означенные народности? Какое место в аланском государстве, в его культуре занимал тот или иной из перечисленных народов Кавказа и т.п. При решении перечисленных вопросов, как нам думается, молодые кавказоведы не в должной мере уделяют внимание мнению тех ученых, которые были основоположниками алановедения. Имеются в виду ученые-алановеды: В. Миллер, А. Пфаф, В.И. Абаев и ряд других. Отметим, что ираноязычный этнический элемент, по мнению многих ученых-кавказоведов, присутствует на Кавказе со времен скифов, если не раньше. Не исключено, что какая-то часть скифов и особенно сарматов проникла и в горы. О чем свидетельствуют данные топонимии и археологии. Вследствие нашествия гуннов (V в.) аланы проникли в горы в массовом порядке1. Укрепившись здесь позднее, они создают свое государство (X в.). По всей видимости, это произошло по причине ослабления хазар и Арабского халифата в долголетней изнурительной войне. В Аланию входили все те народы, которые живут здесь и ныне, за исключением Нашха и Ичкерии (чеч. Нохч-Мохк) во главе с Мулкъ (от араб. мулек – царь, правитель).


Ведущая роль в этом государстве, безусловно, принадлежала аланам. О чем свидетельствуют остатки следов их укрепленных казарменного типа монументальных зданий, где размещались многочисленные гарнизоны, а также следы контрольно-пропускных пунктов наподобие современных блокпостов, где за местами их локализации по сей день сохраняются названия, объясняемые из современного осетинского языка. Вот они: Фуртовг, Фаранз-Кхелла (ср.осет. Фарн – божество солнечной благодати), Васар-Кхелла (от ирано-араб. кхелла – укрепленный пункт, крепость), Кей (осет. Кау/Хау – поселение, село (ср. Дзауджикау – бывш. назв. г. Владикавказ), Даллагкау (Долаково), Фуртун-Кхелла (Зумс) и др. Это алано-осетинское слово – апеллятив Кау/Хау – вошло в вайнахские языки в значении «ворота» (ков) и свидетельствует о том, что входить за ворота, внутрь поселения аборигенам было запрещено, за редким исключением (мотт бахьаш веанарг бен); Кешта – форма мн.числа от ков/кав, кау – ш – формант мн.ч., – та – послелог в виде русского предлога -на; Кейга (от кау, – га – суф. места), Кеста (от кау), – с – место, – та – послелог (сравнить груз. назв. вайнахов – кисты (о>и) и др.)


Наличие в некоторых из приведенных примеров глухого фрикативного согласного звука (ф)2, не свойственного коренным кавказским языкам, само по себе говорит о принадлежности соответствующих топонимов ирано-осетино-аланскому языку3.
Со времен, когда ираноязычные аланы растворились со своими укреплениями и гарнизонами среди аборигенов, еще долго держались (по традиции) установленные ими порядки со своими князьями и надсмотрщиками. И лишь в XVII–XVIII вв. восстанием чеченцев были свергнуты, как уже отмечено, очеченившиеся князья и их правления, чуждые менталитету аборигенов. И последний дышнинский князь Дудар был изгнан из Чечни восставшими чантинцами Аргунского ущелья, что произошло ориентировочно в конце XVIII века. Именно к этому времени, а возможно и ранее, относится изгнание последних черкесских князей-братьев Давлетгирея и Баматгирея из Ичкерии (Восточная, Большая Чечня). После указанных событий княжеское сословие в отдельных обществах номинально сохранялось вплоть до Октябрьской революции. И последний из таких «свадебных князей», Дышни Иналуко Арсанукаев, женатый на грузинской княжне, даже возглавлял Кабинет Министров Северо-Кавказского эмирата со столицей Ведено (19–20 гг. XX в.). После же крушения этого эмирата под натиском большевиков (март 1920 г.) Иналуко жил в г. Грозном как частное лицо. Он был убит выстрелом из-за угла неизвестным лицом, когда шел по мосту через Сунжу, в центре // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 67


г. Грозного. как частное лицо. Он был убит выстрелом из-за угла неизвестным лицом, когда шел по мосту через Сунжу, в центре г. Грозного. Что, безусловно, было делом рук большевиков, не решившихся открыто покончить с князем, из-за боязни гнева народа, хотя никто его своим князем уже не считал.


Так завершилась тысячелетняя княжеская династия алано-иранцев в Чечне, точнее, в одной из частей Чечни – к западу от р. Аргун.
Как было отмечено, княжеское правление, установленное аланами в Чечне, не распространялось на Ичкерию и, первоначально, на общество Нашх. Устойчивая сфера влияния алан – это горная территория Чечни к западу от р. Аргун, население которой и сегодня отличается в антропологическом отношении: высокий рост, белая кожа, светлые глаза. Именно такими описывают алан ученые Европы и другие. Все это, на наш взгляд, результат смешения пришлых алан и аборигенов, не говоря уже о лингво-этнографических различиях. Не исключено, что мы имеем здесь «чистых» алан, усвоивших язык аборигенов с вкраплениями в него иранских элементов, указанных выше, и другие. Мы эти данные приводим здесь потому, что среди многих исследователей нет единогласия по поводу соотношений антропонимических особенностей аборигенов и алан, особенно по части размеров черепов.


По всем остальным параметрам у нас нет оснований ставить под сомнение сказанное. По крайней мере, около 10 фамилий вайнахов заявляют свою принадлежность к аланам по генезису. Здесь же хотелось остановиться на вопросе о том, что между Аланией и Серир, как отмечено в литературе (З.Н. Ванеев4 и др.), располагалось некое автономное государственное образование5, независимое от Алании. Письменные данные не дают убедительного ответа на этот вопрос. Некоторые ученые отвергают мнение, утверждающее наличие названного образования6, видимо, считая престижным иметь свой народ в составе Алании. Здесь на помощь приходит народная память и топонимия, сохранившие по сей день сведения об этом государстве.


Так, по преданию чеченцев старшего поколения Веденского района, приблизительно с X века на Веденском плато функционировало государственное образование во главе с Мулкъ (от араб. мулек – «царь»), по всей вероятности, ставленника Арабского халифата впору его наивысшего расцвета, и расположившееся в начале на склоне горы Эрд-Корта в Нашхе, затем на горе Эрдсан-Корт Веденского плато. Топонимы, наличествующие поныне на склоне этой горы: Мулкъан б1ов лаьттина меттиг – «Место, где стояла башня Мулкъ»; Мулкъан меттиг – «Место Мулкъа», Мулкъ 1ийна меттиг – «Место, где жил Мулкъ» и т.д. Примечательно то, что здесь же отмечены топонимы с божествами языческих и христианских верований чеченцев и имеющие параллели и на склоне Эрд-Корт (в Нашахе), где, как сказано, первоначально располагался Мулкъ: Тишол т1е, Аллай т1е (ср. Х1илах-Нашх). И Аллай и Х1илах – варианты имени Илья, бога грозы у алан-язычников, представленные в разных фонетических обличиях, вполне объяснимых по законам фонетических изменений нахских языков. Это протеза (х1) вар – (в) Х1илах + формант местного падежа -х (ср. ламанах, бердах – соотв. «в гору, в обрыв» и т.д.), и>а, 1а>и + т1е – послелог (в Аллай т1е). Отметим здесь же, что Х1илах (вар. Вилах) – село, от которого на сегодня сохранились развалины, располагалось на склоне Эрд-Корт (Нашх), считалось древнейшим идеологическим и административным центром Нашха. Отметим, эрсенкортское Аллай т1е дан без протезов (х1) или (в) в исходном обличье, ср. Илья. Указанный перенос государственного правления Мулкъ был связан с усилением аланского государства к западу от р. Аргун.7


Государство Мулкъ просуществовало, ориентировочно, до нашествия Тимурленга. Ведущее положение в этом государстве, по всей вероятности, занимали племена вайнахов – эры и некоторые нашхинские племена, отмеченные академиком И.А. Джавахишвили еще в Кахетии (I в. н.э.), названной им Эрети (-ет -суф. (груз.)8.
В некоторых грузинских источниках эров называли в составе Албании, наряду с гаргарами, также считавшимися, по данным многих исследователей-кавказоведов, нахами (вайнахами) (Е.И. Крупнов, Ю.Д. Дешериев, К.З. Чокаев, В.Б. Виноградов и другие). Также «генетически эры принадлежали к известной в науке нахско-дагестанской группе иберийско-кавказской семьи народов. Очевидно, еще в античную эпоху часть эров была ассимилирована восточно-грузинскими племенами9 (см. также «Эрос – один из сыновей Таргамоса, правнука Ноя»)10. Далее: «Грузинский Эристав от имени ведущего народа Урарту-Хурритни. Отсюда Эребуни».11
Кстати, термином эри по Джавахишвили здесь объединены как вайнахские, так и дагестанские племена. Так что было чеченское (вайнахское) государство, независимое от Алании, располагавшееся вначале в обществе Нашх с центром Эрд-Корта, затем // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 68



в Ичкерии, на Веденском плато с центром Эрдсан-Корта. И именно благодаря этому государству нашхинско-нохчмахкинские чеченцы избежали тех ассимиляционных процессов со стороны алан, которые испытали остальные вайнахи, включая и ингушей (см. выше). А по географическим параметрам, как отмечено отдельными исследователями, территория этого государства была соразмерна трем дням пути пешим ходом от границ Серир до столицы Восточной Алании Магас (вар. Маъас, Ма1ас).
О том, что не все нахские племена входили в состав Алании свидетельствует выражение народа: Вай элий ду, нах – суьлий бу – «Мы князья (Кезр. аланы), нахи – суьлий».
Примечание: в наше время суьлий (инг. силие) – чечено-ингушское название горцев Дагестана. По всей видимости, в прошлом этот термин покрывал всех горцев как Нахистана, так и Дагестана, а может быть и других горцев Северного Кавказа (см. у Плиния: «По всему челу гор живут дикие племена Сильвы» (имеются в виду горцы Северного Кавказа – К. Чокаев). У нас имеется статья, посвященная идентификации Серир, Суьлий (силий), Сильвы12. Под термином элий в приведенном выражении подразумеваются в ретроспективном плане и собственно аланы. Превращение этнонима в социальный термин – обычное явление в языках, в частности в нахских. (См. труды Н.Ф. Яковлева, В.И. Абаева, К.З. Чокаева и др.).
Как свидетельствует история, Серир – аварское государство, синхронное с Аланией (IX–XI вв.) с центром Хунзах. Отмечены дружественные и даже династические браки между правителями Серир и Алании. Что, по всей вероятности, способствовало переносу в Ичкерию государственного образования чеченцев (нохчий Кезр, Нашхой), не пожелавших оставаться на территории Нашх после усиления Алании или вынужденных к этому последней. Существенную роль в этом сыграли генетически родственные связи с дагестанцами, в памяти которых они в то время были более свежи, чем ныне, а также совместное проживание, как было отмечено выше, в закавказском государственном образовании Эрети в составе Албании под общим названием Эри (см. выше). О чем будет сказано подробнее в специальной статье автора.
Чтобы окончательно осветить тему данной статьи, хотелось бы остановиться на идентификации названия столицы Восточной Алании, Магас (Маъас, Маас – Маг1ас чеч.). Знаки -г1, -ъ передают соответственно арабские: -г1 и -ъ, -айн звуки. При этом вопрос хронологии заселения данного объекта оставляем открытым, поскольку между археологами, изучавшими данное городище, нет единогласия (см. статью Мамаева Х.М. о хронологии Алхан-Калинского городища)13. Отметим лишь XIII в., время его трагедии.
Этимология Магаса (Маас, Маг1ас) уже была объектом рассмотрения Я.С. Вагаповым.14 Мы же рассматриваем ее с точки зрения закона ряда, который признан в топонимике как наиболее эффективный в плане историко-этимологических разысканий. Вот перечень однокоренных топонимов, наличествующих в разных районах Чечни (Нахистана): Мог1уста (развитые большие села) – Нашах; Маъста (русск. Майсты) – район горной Чечни, Маьлхаста – район горной Чечни, М1айсталг1а – район горной Чечни; с переходом [м] в [н] отмечены следующие топонимы: Нашха – указанное выше общество в Галанчожском ущелье, Нах-Корт, Нахараст – оронимы горной Чечни и другие. Особо хочется выделить микротопоним в недальнем расстоянии от Алхан- Калинского городища, предположительно Магаса – Моъси ирзе – «Поляна (лесная) Моси». См. здесь же Монц1ий ирзе15.
В основе всех перечисленных топонимов лежит название древнего культа Солнца – мо/ма плюс разного рода детерминанты с указанием местности (са(и), – т1а/та – послелог со значением указания на место, как правило, на верхнюю часть объекта. Именно этот теоним лежит в основе малх – «солнце». Как видно, общий корень здесь ма/мо, оформленный разными детерминантами (см. выше). Подобные расхождения при общности корня не редкость в нахской топонимии. Ср. также мужские имена на ма/мо, му: Мац 1а, Моц1а, Муц1а (ц1а – возможно обозначает другой культ нахов – Ц1у), Маъаз/с и др. Особую значимость, как сказано, приобретают здесь микротопонимы (оронимы), отмеченные в труде А. Сулейманова «Топонимия Чечни», в районе городища, предполагаемой столицы Восточной Алании – Магас (Маъас, Маг1ас) – в плане идентификации последнего. Это Моси ирзе (ирзе – лесная делянка для возделывания различных культур, которая, как правило, именуется словом, обозначающим то или иное поселение (близлежащее), общество или отдельное лицо. // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 69





Часто вместо ирзе встречается синонимичное кха – делянка вообще, когда речь идет о делянке вне лесного массива; ирзе – это делянка, как правило, в лесном массиве. Например, Бенойн кха – «Беноевская делянка», (беной-тайп, р-н Нашха), Буртахойн кха – «Буртахоевская делянка» (буртахой-тайпа), локализующаяся в окрестности с. Эрдсана (Веденский р-н). Сравните также и созвучное с отмеченными выше Монц1и ирзе – «Делянка (лесная) Монци»; Монц1ин – фольклорные герои чеченцев, а также Г1ожакъан ирзе – «Лесная делянка Г1ожакъа», который так же является героем нартских произведений чеченцев. А также 1алхан-юрт и 1алхан Г1ала (Алхан-Кала), вблизи которого расположено и названо тем же именем интересующее нас городище. 1алхан – герой чеченского фольклора. Если взять во внимание средоточие именно возле интересующего нас городища микро- и макротопонимов со столь примечательными именами, то симптоматично, что данный район сыграл немаловажную роль в истории Чечни, а также Восточной Алании, начиная с раннего средневековья, и даже ранее. Да и в плане географическом район этот приобретает особую значимость: река Сунжа, соединяющая юг и север, а также горы и плоскость, через Урус-Мартан выходящие в историческую область Нашх. Кстати, дорога эта проходит мимо места, где некогда стоял курган, названный именем правителя Нашх, а затем Ичкерии – Мулкъ, названного в истории Эрсноевским (см. выше). А также приведенное исследователем XIX века Н. Поповым предание эрдснойцев о том, что до прихода в Ичкерию их род жил возле Урус-Мартана, где живет и поныне генетическая часть Эры.
Более того, весь комплекс приведенных свидетельств, на наш взгляд, доказывает, что слово Магас (Маъас, Маас) идет из чеченского (ингушского). Для того чтобы окончательно решить проблему следует не только продолжить раскопки Алхан- Калинского городища, но изучить его окрестности в плане этнотопонимии. Дело в том, что, по нашему мнению, те жители, ушедшие из Магаса после татаро-монгольского погрома, через определенное время вернулись в эти районы и поселились в недальнем расстоянии от Магаса. Это дышнинцы, основавшие Алхан-Юрт и Алды, и др.
Переходя к выяснению соотношений между именами горных обществ Мог1уста (Нашх) и Ма1ста (М1астера), с одной стороны, и Магас (Маъас) – с другой, отметим, что эти топонимы объединяет имя бога солнца Ма – с той разницей, что в составе Ма1аста и Мог1аста, в отличие от Магас, наличествует детерминант – та (совр. т1а), восходящий к послелогу – т1а (вар. – та, – да (см. итумк. ламда в плоск. ламт1а(е) и др.)
Так как данный детерминант-послелог указывает на нахождение объекта на возвышении, становится понятным отсутствие данного детерминанта в составе однокоренного названия, расположенного на плоскости Магас (ср. Ч1ента и Ч1ечу, Г1ойт1а и Г1ойчу, Мартант1е и Мартанчу Марта и т.д.), хотя, как видно из примеров, не всегда данный детерминант отсутствует в составе тех имен, которые расположены на плоскости. Здесь речь может идти о принципе, исходя из существа данного детерминанта. Это дает нам право высказать гипотезу, что Магас (Маг1ас) плоскостной – это перенесенное из Нашха Мог1аста. Если это так, то встает вопрос о том, что основателями этого поселения являются горцы-нашхинцы, перенесшие название своего горного селения на плоскостное поселение Магас. Затем, в связи с нашествием монголов, жители данного плоскостного Магаса переселились в Майсты, и назвали его последним именем своего плоскостного селения. Но они перебрались в горное общество уже не одни, а с аланами, которые жили с ними в плоскостном Магасе, и построили в целях своей безопасности новое, но уже укрепленное поселение- крепость и назвали ее типологически сходным с Магасом словом Фаранз-Кхелла (от араб. кхелла – «укрепленное поселение»). По сути, данное аланское название – перевод с чеченского-нахского (ср. алано-осет. Фарн – бог солнца, чеч.(нах.) Ма – также бог солнца). При этом нахское с < са – земля, страна – сохранено и в аланском имени Фаранз-Кхелла (с Фарн + с < са), правда, часто оно варьируется с «з» (с < з – закономерно). Все сказанное довольно логично, за исключением одного: основателями Магаса были не аборигены (см. ниже).
О том, что в Майстах побывали аланы и возвели Фаранз-Кхелла, как свое убежище, свидетельствуют и другие здешние топонимы: Хуоца-аре (чеч. аре – «поле») – единственное ровное место в Майсты (ср. осет. Хицау – верховный бог осетин, а также Хуоца 1ин – «ущелье Хицау»; Кейге – сторожевой пост на подступах к Фаранз- Кхелла, Кау – «поселение», где -га – детерминант со значением места (Resp.формант мест.падежа – чеч.)16. См. также Васар-Кхелл (цитадель Фаранз-Кхелла, первый компонент, возможно, восходит к алано-осетинскому, поскольку из чеченского не // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 70






этимологизируется убедительным образом). Ойконимы: Т1уга, П1уга, последние компоненты в «Васар-Кхеллара тишов Ц1ив» (ср. Ц1у, Тишов – святые, (древнейшие общенахские имена верховных божеств); Здесь же Ц1екхелла – «крепость Ц1е (ц1у)». Ороним Дакох-Корт – «вершина божества Дика» (Дако), Корт – «глава, вершина» и другие.
Здесь уместно обратить внимание на генезис известной археологической культуры Майсты на фоне приведенных топоматериалов, а также преданий самих майстинцев.
Дело в том, что для развития материальной и духовной культуры на местной почве важное значением имеет географический и природный факторы. Были ли такие факторы в Майсты? Нет, конечно. Ограниченная территория с минимальной посевной площадью, да и поселение – два-три села с хуторами, не считая Фаранз-Кхелла, которое, как мы считаем, возникло с мигрированием сюда аланского населения из столицы Восточной Алании Магас (Маг1ас) в XIII веке после разрушения ее монголами. И те монументальные строения Васар-Кхелли (цитадель Фаранз-Кхелла), которые отмечены учеными, вряд ли были под силу населению аборигенов Майсты.
Известная духовная культура Майсты вряд ли имела под собой местную основу. Все это, на наш взгляд, было привнесено сюда со смещенным алано-нахским населением из Магас после указанной катастрофы на плоскости. Данные археологии указывают на то, что первоначальный слой этой культуры хронологически восходит к XIII веку – времени, когда совершилось монгольское нашествие. Следовательно, культура Майсты была создана именно тем алано-нахским смешанным населением, мигрировавшим в горы. О том, что это было именно смешанное население, говорят, типологически близкие осетино-нахские топонимы Магас, Майсты, Фаранз-Кхелла, Кейга, Хуоца (Хицау), а также Мог1уста. Последняя вокабула ойконима свидетельствует о том, что аборигенное население из Мог1уста, спустившись с гор Нашх, приняло участие в заселении Магас (Маг1ас) и дало данное название городу. Что, вероятно, произошло в VIII веке н.э., в связи с приходом арабов с их известной толерантностью. А возможно и ранее, до прихода арабов (см. выше). В то же время нельзя не отметить, что Васар- Кхелли17 был городом-крепостью и убежищем, где укрылась после трагедии в Магасе элитная часть жителей Магас. Вероятность сказанного повышается с учетом особого внимания, которое монголы проявляли именно к ираноязычным аланам, составляющим основу названной элиты Васар-Кхелли, как к главным соперникам в их борьбе за установление господства на Кавказе, в частности на Северном Кавказе. Отметим здесь же и такой примечательный момент: то, что Фаранз (первая часть Фаранз-Кхелли) – не что иное, как калька со слова «Магас» (Маг1ас), с типологически общей семантикой – «солнечный». Тогда как оригинальное название перенесли на всю территорию общества Маъаста (вар. Мъайста). Так, нахи и аланы-иранцы решили свои проблемы и на новом месте.
Вот что говорится в предании народа о величии и падении Васар-Кхелли (Фаранз- Кхелли): «Днем и ночью Васар-Кхелли охранялся вооруженной стражей. Васар-Кхелли мог выставить в случае военной опасности до 1500 хорошо вооруженных воинов, не знавших ни страха, ни поражения. Слава о бесстрашных воинах Васар-Кхелли и их ратных подвигах разошлась далеко за пределами Кавказа. Но случилось великое несчастье. Никем не замеченное, глубокой ночью, перебив всю стражу, охранявшую дальние подступы к крепости, подошло большое войско, состоявшее из одних евреев, которое внезапно напало на Васар-Кхелли и перебило всех жителей: детей, женщин и стариков; и только двоих отпустили живыми – мужчину и женщину, чтобы они поведали всем горцам о случившемся. С тех пор Васар-Кхелли больше не заселялся. В один день перестал существовать Васар-Кхелли, оставив после себя руины и одно случайно уцелевшее святилище – Васар-Кхеллира Тишов Ц1ив – немой свидетель былой славы и позора падения некогда мощного замка – крепости Вассар-Кхелли. Трудно сказать, по прошествии столетий, когда конкретно и кем был разрушен Васар-Кхелли. Предположительно, это конец XIV и начало XV вв., ознаменовавшиеся приходом более грозного поработителя, чем монголы – Тимура (или Тимурленга) в наши края. Это предположение, нуждающееся в специальном исследовании ученых-кавказоведов, привлечении комплексных данных смежных общественных наук – истории, археологии и этнографии, могло бы пролить свет на проблему этимологии первой части Васар- Кхелли – Васар, а также расшифровку письмен, отмеченных археологами на стенах, уцелевших после разрушения строений Васар-Кхелли. Окончательное решение означенной проблемы сопряжено с необходимостью продолжения археологических // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 71






раскопок, начатых в Майстах до известных событий в республике.
А проведенный нами анализ трех топонимов посредством вайнахского языка показывает, на наш взгляд, общность их по корневой части, что в свою очередь свидетельствует:

1. В Магасе жило вайнахское население.
2. Имя это вайнахское по происхождению.
3. Оно перенесено было сначала с Мог1аста (Нашха – этой колыбели чеченского этноса), а затем, после разрушения столичного плоскостного Магаса (Маг1ас – чеч.) – на горное общество Майсты, с соответствующими расхождениями в их фонетическом обличье (см. выше). При всем этом мы убеждены, что основателем Магаса был пришлый народ, о чем говорят особенности ландшафта места расположения этого поселения.
Все указанные топонимы отмечены в топонимии Чечни также повсеместно, и как язык земли демонстрируют пребывание здесь, наряду с местным, пришлого ирано-аланского населения, которое слилось с аборигенами вследствие совместного проживания в течение столетий. Как следы их обитания, здесь можно квалифицировать строения и топонимы: Каьшта (Зумс), Кей (Маг1а Кей, Иг1а Кей, Катаргашт1а – что значит «к воротам» (общество Ц1еча-Ахк, русск. Цечой). Тан – «река», Кейгие, а также Фуртовг, Фаранз-Кхелли, Хуоца и другие собственно мужские имена: Феге, Ферз (Ферзаули – фамилия) и др. (см. выше).
Приведенные лингвистические материалы, по нашему мнению, не что иное, как свидетельства, помимо предложенной ранее этимологии Магас, подтверждающие выводы археологов, историков о перемещении ираноязычного аланского (и не только) населения в горы (в частности, в Ма1аста), в связи с нашествием монголов (XIII в.) и продолжения ими своих культурных традиций в новых условиях, вплоть до инкорпорирования их в местную аборигенную среду. Разумеется, речь идет об уцелевшей после указанной катастрофы части населения Фаранз-Кхелла (Васар- Кхелли).


Результатом указанного инкорпорирования являются общие мотивы в нартском эпосе вайнахов и осетин, а также общность культурных традиций, обычаев, менталитета, некоторых сторон языков и многое другое. Все это нас сближает и объединяет в условиях совместного проживания в составе Российской Федерации.
P.S. Когда данная статья уже была написана, к нам обратился житель с. Гойты, краевед Айса Абкаров, с письменами, найденными недалеко от настоящего городища, вырубленными на каменной плите (к сожалению, плиту нам не удалось вывезти, нас опередили любители). Расшифровать письмена – наша первейшая задача. Так вот, этот краевед сообщил, что место, где некогда, по нашему предположению, стоял Магас, ныне жители окрестных сел называют Г1уларие (Г1улар – от тюрк. Коллар – «рабы, холопы», «место рабов, холопов» – с присоединением чеченского суффикса места -ие (см. Чеч. Бердие – «к обрыву», Г1алие – «к городу» и т.д.). Именно после данного сообщения мы обратили внимание на сведения русских источников XVI в., приведенные в названной выше статье Х.М. Мамаева «О хронологии Алханкалинского городища» – о том, что еще в конце XVI в. русским источникам городище было известно под названием «Холопенское городище» или «город Темирексака» Тимура (ссылка на Т. Магомадову, 1981). Далее, чуть выше городища располагается старинное чеченское одноименное село Г1уларие. Случаи, когда название прежних сел повторяются в именах сел вновь создаваемых на противоположном берегу, известны в топонимии края. // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 72



Например, Лаха-Невре и Лакха-Невре (на правом берегу р. Терек) и Наур (Наурская, на противоположном левом берегу), а также Галние – на правом берегу Терека и левом берегу и т.д. Правда, при этом отметим, что село Г1уларие основано чуть выше по течению Сунжи, поскольку ниже места были болотистыми.
То, что последнее название городища вполне оправдано, можно объяснить сменой названий, что с появлением новых пришельцев в топонимии имеет место.


Завоеватели типа Тимура не только умерщвляли рабов с захваченных территорий, но и продавали их: чтобы прокормить огромную армию и челядь, необходимы были деньги, золото и т.д. В Чечне отмечен еще один пункт с подобным названием – Г1уларие – место, где некогда занимались такой торговлей, располагается в северо-западной части Черных гор, в Шалинском районе.
Нелишне здесь же привести данные археологии о том, что «Алхан-Калинское городище» является памятником трех эпох – скифского, раннего средневековья и золотоордынского периода.18 Вполне допустимо, что такая продолжительность жизни памятника не могла не коснуться первоначального названия городища.

Литература:

1. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.1. – Грозный, 1967. С. 105.
2. Чокаев К.З. Иранские элементы в топонимии Чечено-Ингушетии. В Изв. ЧИНИИ ИЯЛ, т. 5. Вып. И. Языкознание. – Грозный, 1965.
3. Там же. С. 102.
4. Арсанукаев Р.А. Вайнахи и аланы. – Баку, 2002. С. 101.
5. Там же. С. 102.
6. Чокаев К.З. Нашх – вайнехан туш // Вайнах, № 10. Грозный, 2004 (чеч. яз.).
7 Попов Н.И. Ичкерия. См. ЖОКГ. Т. IV. – Владикавказ, 1870.
8. Джавахишвили И.А. Основные историко-этнологические проблемы истории Грузии, Кавказа и Ближнего Востока. ВДИ. Вып. 4. – М., 1939.
9. Мровели Л. Жизнь картлийких царей. – М., 1979. С.42.
10. Там же. С. 19.
11. Нашхоев Р. Загадка Прометея. – М, 2009. С.51.
12. Чокаев К.З. Граница Серир с Чечней. Вестник АН ЧР. Том II. – Грозный, 1999.
13. Мамаев Х.М. О хронологии Алхан-Калинского городища. В сб. Отражение цивилизационных процессов в археологических культурах Северного Кавказа и сопредельных территорий. Тезисы докладов. – Владикавказ, 2008 (Юбилейные XXV Крупновские чтения).
14. Вагапов Я.С. К этимологии Магас. Изв. ЧИНИИ ИЯЛ, т. 8. Вып. II. Языкознание. – Грозный, 1976.
15. Сулейманов А. Топонимия Чечни. – Грозный 1997.
16. Чокаев К.З. Из иранской топонимии Чечено-Ингушетии. В кн. Осетинское языкознание. – Орджоникидзе, 1982.
17. Даутова Р.А., Мамаев Х.М. Средневековые древности Аргунских ущелий (исторические наблюдения). В сб. материалов конференции на тему «Историко-культурное и природное наследие Юга России. – Грозный, 2009. С. 105.
18. Там же. С. 239. // Кати Чокаев «Взаимоотношения алан-иранцев и вайнахов по данным языка и фольклора». Журнал: «Вайнах», №4, апрель, г. Грозный, 2011. С. 73





Вай-нах-чинские ветки ДНК гаплотипов Y-гаплогруппы "L" (L3 (M357)/L1c и L2)

Мужская Y-гаплогруппа гаплотипа L3 (M357) или она же L1c среди чеченцев, представлена у следующих тайпов (авт. — здесь имеется в виду их общее происхождение от одного предка и близкое родство; на сегодня генетических данных ДНК мало, процесс только начался среди чеченцев и ингушей — зам. авт.):

• Жители республики Ингушетия:
1) Коригов (Куьриг-некъий, тайп Белхарой, тукхум Орстхой) — L3 (M357)
2) Даурбеков (Доури-некъи, тайп Галай, тукхум Орстхой) — L3 (M357)
3) Медов (тайп Кей) — L3 (M357)

• Жители Чеченской республики:
1) Айдамиров (Галай-гар, тайп Чармой, тукхум Нохчмахкахой) — L3 (M357)
2) Истамулов (Аюб-гар, тайп Элистанжой, тукхум Нохчмахкахой) — L3 (M357)
3) Нучаев (Хьинтиг-гар, тайп Дишний) — L3 (M357)
4) Алиев (Гелмакх-гар, тайп Дишний) — L3 (M357)
5) Сатаев (Умар-гар, тайп Харачой, тукхум Нохчмахкахой) — L3 (M357)
6) Чатаев (Байгиш-гар, тайп Харачой, тукхум Нохчмахкахой) — L3 (M357)
7) Мацаев (Оки-гар, тап Кей) — L3 (M357)
8) Лорсанов (Кхирийтархой-гар, тайп Аьккхий) — L3 (M357)
9) Ильясов (Иттаркхалой-гар, тайп Аьккхий) — L3 (M357)
10) Гайсумов (Иттаркхалой-гар, тайп Аьккхий) — L3 (M357)
11) Саидов (Идий-гар, тайп Аьккхий) — L3 (M357)
12) Саитов (Идий-гар, тайп Аьккхий) — L3 (M357)

→ Замечание: также среди представителей дишний-тайпа обнаружен гаплотип — L2
1) Инасаламов (Амирхан-гар, тайп Дишний) — L2


→ Ссылка на FAMILY TREE DNA HOME:
http://www.familytreedna.com/public/che ... n=yresults

Автор: Ахмед Сесано, 17 декабря, г. Грозный, ЧР
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 16:56

Автор: Муса Бено, 2012 г, Шали.

Харачой. Исследования гг ДНК чеченских тайпов выявило родство следующих чеченских тайпов: дишний, элистанжой, кей, харачой, аьккхий, чармой. Генетические данные (гг L3 M357) также подтверждаются письменными и устными преданиями чеченцев:

●● Происхождение харачой:


Наибство Веденское.
(12 ауловъ).
Наибство это заселяютъ восемь фамилій (тайпанышъ), именно: Харачоевская, Дишни-Веденская, Эрсеноевская, Эхишбатоевская, Гуноевская, Элистанджинская, Чермоевская и Чаберлоевская. Правомъ превосходства изъ них,ъ по древности рода и правдивости убѣжденій (съ точки зрѣнія ичкеринцевъ, конечно), пользуются элистанджинцы, дишни-веденцы и эрбеноевцы. Аулы:
1) Харачой и Ца-Ведень — оба фамиліи Харачоевской. Они расположены по теченію р. Хулхулау: первый — при входѣ въ Харачоевское ущелье, а второй — въ ущельи Хулхулаускомъ. Рѣка Хулхулау, по быстрому паденію своему и, слѣдовательно, шуму, хулъ-хулъ-хулъ-хулъ, производящемуся водой при неровности фарватера ея, получила настоящее свое названіе отъ мѣстныхъ обывателей. Ее составляютъ три рукава, берущіе начало — одинъ въ Андійскомъ ущельи, другой въ Харачоевскомъ, а третій вытекаетъ изъ ущелья ,образовавшагося двумя горами, называемыми Чермой-ламъ.
Основаніемъ аула Харачоя, какъ гласитъ преданіе ичкеринцевъ, послужилъ слѣдующій случай. Два брата, Элсaнъ — старшій, и Дишни — младшій, во времена незапамятныя, были первыми выходцами въ Ичкерію, по лѣвую сторону рѣки Гудермеса изъ аула Нашахэ, Аргунскаго округа; они поселились — первый у подошвы горы, при полянѣ, получившей впослѣдствіи названіе свое отъ собственнаго имени обывателя на ней, Элсана *); второй — на Вэдана **). Имѣя семейства, братья жили покойно и искренно любя друг друга. // Сборник сказаний о кавказских горцах. Выпуск IV. Тифлис, 1870. Раздел I: Исследование и материалы, часть 5: "Ичкерия (историко-топографический очерк), И. М. Попова, с. 2

Харачоевская фамилія, слушая разсказы о себѣ своихъ сосѣдей, не придаетъ имъ никакого вѣроятія. Происхожденіе свое она объясняетъ такъ. Когда-то давно, изъ аула Нашахэ (откуда вышли Элсанъ и Дишни) пришелъ съ семействомъ къ Харачоевскому ущелью Бики; впослѣдствіи онъ сталъ очень богатымъ человѣкомъ и имѣлъ много скота, пастбу котораго на горахъ стѣсняли тогда андійцы, изъ аула Зило (Дагестанской области), такъ какъ горы тѣ, принадлежавшія аварскимъ ханамъ, были безъ исключенія уступлены имъ владѣльцами за опредѣленный ясакъ *). Зилоевцы угоняли скотъ Бики, что не обходилось безъ кровопролитія **). Кровь требовала крови (съ точки зрѣнія горцевъ), почему Бики, въ видахъ самосохраненія и дорожа жизнію своихъ работниковъ, предпринялъ постройку башни, примѣнивъ ее къ оборонительнымъ целям. // Сборник сказаний о кавказских горцах. Выпуск IV. Тифлис, 1870. Раздел I: Исследование и материалы, часть 5: "Ичкерия" (историко-топографический очерк), И. М. Попова, с. 5

● Фотографии: Харачоевская башня построенная Бики, ее восстановили недавно буквально из руин (Чеченская республика):

Изображение

Изображение

Изображение


●● Аул Нашхой в исторической области Лам-Аьккха, откуда по преданиям вышли предки тайпа харачой:

«Неподалеку от этих мест локализуется местность, где стояло село под тем же названием и ныне именуемя «Нашха лаьттина меттиг» — место, где стояло Нашхо. Видимо, речь здесь идет об одноименном хуторе». // К. З. Чокаев «Нахские языки: историко-филологические разыскания». Грозный: "Книга", 1992. С. 26

Нашах лаьттинчу кӀога (Нашах ляттинчу кога) «Нашах стоял (где) впадине к» - на в. ВӀовга, топоним напоминает о том, что некогда в этой впадине стоял аул Нашха. // А. С. Сулейманов «Топонимия Чечни». Нальчик: Эль-Фа, 1997. С. 46


● Фотография: Аьккха: Недалеко от аккинских аулов Ткъуестий и ВӀовге и расположен аул Нашхой (Чеченская республика):

Изображение
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср дек 25, 2013 21:07

О гаплогруппе L1c

(Вопрос)
>Откуда гаплогруппа L1c у чеченцев, и вайнахов вообще? Действительно ли остатки разгромленного войска Надир-шаха? Об этом еще в 1872 году писал чеченский историк Лаудаев. В войске основную ударную силу представляли пуштуны. В монголов по времени L1c не укладываются: либо хазарские евреи из Ирана — маздакиты, либо печенеги или половцы. В первом случае — надо // Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1294



смотреть, есть ли L на Украине и Балканах и их возраст. Кстати, прародина печенегов - средняя Сырдарья.

(Ответ)
Думаю, пуштуны или иранские евреи тут ни при чем. Собрал едва ли не все доступные гаплотипы L1c длиной 17 и более маркеров из полевых и коммерческих выборок. Первые делали в известной работе Балановского по Северному Кавказу, а также в исследованиях жителей Афганистана и Индии. Представители этой ветви из коммерческих баз данных - арабы (6 гаплотипов), индийцы (5), пуштуны (2), армяне (2), немцы (2) и по одному чеченцу (тейп Кей), узбеку, итальянцу и ирландцу. Всего получился набор из 71 гаплотипа, из них всего 21 в формате FTDNA-37 и более. Вот его дерево в 17-маркерном варианте:

Для удобства, индийцы помечены голубыми кружками, жители Афганистана из разных этнических групп - зелеными. Красный кружок показывает участника чеченского проекта (кит 206189).
Счет по 37-маркерным гаплотипам дал 4300±500 лет до общего предка ветви, но при не слишком большой репрезентативности. Для более // Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1295



аккуратного исследования ее структуры сделал расчеты трех хорошо выделяющихся на 17-маркерном дереве компактных подветвей (отмечены цветом). Все они оказались почти одного и того же возраста — около 1000 лет каждая.
Красным справа отмечена вайнахская ветвь из выборки Балановского, плюс участник чеченского проекта FTDNA. Ее общий предок жил 1050±200 лет назад, как уже говорилось ранее. Базовый гаплотип в формате FTDNA-12 -- DYS458, DYS437, DYS448, GATAH4, DYS456, DYS438-- DYS635

12 22 15 10 9 16 11 12 11 13 14 30 -- 18 16 17 11 16 10 -- 22

Далее, на 7 часов имеется группа из 7 родственных гаплотипов брахманов из штата Химачал-Прадеш с предком, попадающим на 975±350 лет назад, и базовым гаплотипом

12 22 15 11 10 16 11 12 12 13 14 29 -- 17 16 20 12 15 10 -- 22

Наконец, чуть выше располагается выделенная зеленым ветвь в составе 8 афганцев, немца и араба. Как и у вайнахов, их общий предок жил 1050±300 лет назад. Базовый гаплотип:

12 22 15 10 9 16 11 12 13 13 14 29 -- 17 16 19 11 15 10 -- 21

Эти три базовые гаплотипа образуют между собой треугольник со сторонами в 6, 8 и 10 мутаций. С учетом времени жизни их предков, это дает общего предка "пуштунской" и "брахманской" ветвей около 3600 лет назад, а общего предка вайнахской ветви с первыми двумя - около 5200 лет назад. То есть, родство у них довольно дальнее. На диаграмме несколько ближе к вайнахам находятся гаплотипы арабов и армян, но не настолько, чтобы их можно было объединить в одну ветвь.
Откуда эта генеалогическая линия появилась в Чечне, однозначно сказать сложно, но есть одно соображение. Данные по 17-маркерным гаплотипам индийцев бали взяты из довольно большой выборки в 750 гаплотипов, что были собраны по разным кастам и племенам. Однако, представители L1c оказались только среди брахманов северо-западных штатов Индии. Двое из 5-ти индийцев, прошедших тест в коммерческих компаниях, носят кшатрийскую по происхождению фамилию Сингх. То есть, опять, верхняя каста. Теперь обратите внимание на датировки и географию всей ветви L1c — ничего они не напоминают? Налицо все особенности юго-восточной ветви R1a1 (Z94), за исключением крайне малой численности первой. Похоже, представители этой минорной генеалогической линии сохранились как небольшая "примесь" в среде ариев, расселившихся от причерноморских степей до Индии. // Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1296



Где и при каких обстоятельствах произошла эта ассимиляция, сказать пока сложно. Однако, наиболее вероятным местом, откуда пришли предки вайнахской линии, можно считать Великую Степь, гда до сих пор сохранилось немало похожих реликтовых ветвей. // Составитель: Академия ДНК-генеалогии. Оформление издания: Anatole A. Klyosov. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba. Volume 6, № 7. July 2013. С. 1297
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеVAYNAH Пт дек 27, 2013 15:03

Спасибо за тему!
Аккинцы мне больше напоминают алан.
Они настоящие чеченцы, отзывчивые люди.
VAYNAH
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 27 дек 2013

СообщениеGroznyj sila Ср янв 01, 2014 16:51

Появился первый лам-аьккхи (горный аккинец) Тепсуркаев с гаплогруппой J1, сам Тепсуркаев из Ачхой-Мартана, а родом из горного аула ТIала (на русск. — Толь) А то мы всех горных аккинцев к причисляли к гаплогруппе L3.
Аул ТIала расположен Галанчожским районе Чечни, соседние аулы: Ялхорой и Вилах.

Ссылка на нахские гг ДНК:
https://www.facebook.com/login.php?next ... 5549244%2F

Расположение аула Толь:
Изображение
Последний раз редактировалось Groznyj sila Чт янв 02, 2014 16:52, всего редактировалось 1 раз.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Ср янв 01, 2014 16:57

Надо упоминуть также о чеченцах-аккинцах (авт. — чеченцы-ауховцы, чеченцы-авхой, ара-аьккхий, ариенан-аьккхий, ар-аьккхий, арар-аьккхий), то видно однозначно, что гаплогруппы чеченцев "Дагестана" показывают меньшее наличие в своем составе гаплогруппы J1, в отличие от чеченцев Ингушетии и самой Чечни, это — 16%.
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

СообщениеGroznyj sila Чт янв 09, 2014 23:28

Филогеография гаплогруппы L
Отдельные субклейды данной гаплогруппы (L1-M76, L2-M317, L3-M357) демонстрируют на Кавказе различную степень встречаемости. Стоит отметить, что клейды L1-M76 и L3-M357 в изученном регионе практически отсутствуют. Так, L1- M76 была обнаружена в единичном случае в популяции адыгейцев. Что касается L3- M357, на северо-западном и Южном Кавказе она также оказалась представлена в единичном случае у кабардинцев. В то же время у чеченцев и ингушей ее частота довольно высока и составляет 15,76 и 8,57% соответственно. Оба этих клейда характерны для Южной Азии. Напротив, гаплогруппа L-M357 оказалась характерной для Пакистана при том, что в Индии она практически не была обнаружена [Sengupta et al., 2006]. Любопытно, таким образом, отметить, что эта гаплогруппа присутствует на Кавказе практически только у вайнахов – чеченцев и ингушей, в то время как в Дагестане, а также на Северо-Западном и Южном Кавказе она отсутствует. Даже если предположить, что столь высокая частота ее у чеченцев и ингушей обусловлена привнесением пакистанского компонента, связанным с прикаспийским путем распространения на Кавказ, отсутствие данного клейда в Дагестане весьма запутывает попытки объяснения данного факта.
Основную долю всей L-M20 на Кавказе составляет L2-M317. Ранее уже было показано, что данный компонент как минимум на Южном Кавказе имеет генетическую связь с Анатолией [Cinnioglu et al., 2004]. В отношении гаплогруппы L- M20 восток и северо-восток Турции качественно отличается от Пакистана и Индии, причем уже была показана связь популяций Турции с популяциями армян [Cinnioglu et al., 2004]. К сожалению, для более адекватного сравнения изученных нами популяций необходимо использовать тот же уровень филогеографического разрешения, однако учитывая данные по другим гаплогруппам, свидетельствующим о существенном влиянии переднеазиатских популяций на генетический пул Кавказа, можно предположить, что, по крайней мере, в отношении северо-западного и Южного Кавказа можно предполагать анатолийское происхождение L-M20. // И. А. Кутуев "Генетическая структура и молекулярная филогеография народов Кавказа". 03.02.07 — генетика. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук. Уфа 2010, стр. 31. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уфимского научного центра РАН (Уфа, пр. Октября, 71), с авторефератом - на сайте ВАК РФ и на сайте ИБГ УНЦ РАН: ibg.anrb.ru/dissov.html e-mail: molgen@anrb.ru
Groznyj ya plachu po tebe.
Groznyj sila
 
Сообщения: 107
Зарегистрирован: 16 окт 2007
Откуда: Грозненцы это особый род души, чистоты

Пред.След.

Вернуться в Страницы истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2